Пригожин делает из языка отбивную

«Кремлевский повар» потребовал наказать профессионала-языковеда. Прокуратура приняла к выполнению.

Бизнесмен Евгений Пригожин написал обращение в прокуратуру. Он просит наказать ведущего научного работника Института российского языка им. Виноградова РАН Иру Левонтину. Причина — её заключения, в которых она не подтвердила резоны условий Пригожина по искам о защите чести и плюсы к корреспонденту Максиму Шевченко и основному редактору «Эха города Москва» Алексею Венедиктову. Предприниматель обвинил Левонтину в «незаконных действиях», которые будто бы выразились в том, что она при заверении собственных заключений не имела права применять гербовую печать института.

Прокуратура поддержала Пригожина и вынесла представление (имеется в распоряжении редакции), в каком указало: заключения были подготовлены в личном порядке и «не относились к сфере работе» научного центра.

Левонтина уверена, что средством , проверки органов прокуратуры на нее пробуют оказать давление, а юрисконсульты Пригожина достигают через суд исключения её заключений из дела.

Прокремлевский предприниматель интенсивно судится со всеми, чьи выражения, как он считает, задевают «его честь и достоинство». Он подавал в суд на представителя оппозиции Алексея Навального и на его сподвижников. С представителя оппозиции в конечном итоге взыскали больше пол миллиона рублей, с Любови Соболь — полтора миллиона. А также, по заявлению Пригожина милиция начала уголовное расследование о клевете против Леонида Волкова. А в октябре месяце появились сведения о возбуждении дела по такому же обвинению и в отношении Соболь.

Разбирательство в суде с сподвижниками Алексея Навального подвигла Пригожина на заявления против остальных соперников. Сейчас он судится с репортерами. Ответчиками согласно его искам выступали «Медуза» и The Insider (оба издания, по мнению Министерства юстиции, признаны зарубежными агентами), «Собеседник». Юрисконсульты Пригожина изучают вопрос о привлечении к ответственности к тому же представителей СМИ News.ru.

На данный момент сходу несколько заявлений предпринимателя рассматриваются в столичных судах. Один из них — в Пресненском районном суде. 

Пригожин вознегодовал тем, что 18 июля 2020 года в программе на радио «Эхо города Москва» Алексей Венедиктов назвал его «владельцем ЧВК Вагнера».

Истец просит опровержения этой инфы и удаления с веб-сайта. В случае отказа просит установить штраф на сумму 200 тысяч рублей, также взыскать с ответчиков по 30 тысяч рублей в день при предстоящем неисполнении судебного вердикта. Ответчиками назначены основной редактор радиокомпании Алексей Венедиктов и основной редактор веб-сайта «Эхо города Москва» Виталий Рувинский.

Главный редактор «Эха» назвал высказанные в прямой трансляции слова, которые стали причиной для заявления, своим воззрением и не видит в них ничего «умаляющего и задевающего честь и достоинство Пригожина». Его позицию как раз и удостоверяет лингвистическое заключение Иры Левонтиной. «Венедиктов отвечает спонтанно, довольно коротко, излагая свое личное видение той либо другой трудности. <…> Инфы о Пригожине Е.В. в неблагопристойной форме в тексте нет, — сообщается в документе. — Саму данные о связи Е. Пригожина с ЧВК Вагнера никак нельзя счесть совершенно точно отрицательной».

Такое же заключение специалист отдала и по заявлению Пригожина к корреспонденту Максиму Шевченко. Предприниматель потребовал 5 миллионов рублей за выражение Шевченко в видеозаписи на Ютуб, бывш?? расположен в августе месяце 2020 года. Как сообщается в иске, в словах Шевченко Пригожин увидел нехорошую данные про то, что предприниматель глумится и глумится над борющимся за жизнь Алексеем Навальным. Однако языковед Левонтина не нашла в спорном фрагменте отрицательной инфы о Пригожине в форме утверждений о фактах. Основываясь на этого заключения Савеловский суд города Москва отклонил заявление Пригожина. Вообщем, городской суд Москвы отменил решение первой инстанции и возвратил дело назад. В соответствии с карточке дела на интернет-ресурсе суда, совещание запланировано на 6 декабря.

Как сообщила «Новой» Ира Левонтина, после того, как она подготовила 1-ое заключение по заявлению Пригожина к Шевченко, юрист истца начал отправлять письма к ней на работу: пробовал узнать, вправду ли она там работает и имеет ли право проводить заключения. Управление института удостоверило: Левонтина у них работает, готовила заключения для Шевченко в личном качестве, подчеркнув, что это не исследование самого института.

Юристы Пригожина не успокоились и продолжили навязчиво собирать данные на языковеда. После заключения по делу «Эха города Москва» в институт поступило очередное такое же письмо. «Институт неоднократно рассказывал, что это мои заключения. В соответствии с законодательством заключение может давать хоть какое лицо, которое обладает особыми познаниями. А институт заверяет мою подпись на документах, что я работник института», — объяснила специалист. А 1 ноября в институт поступило извещение от Хамовнической межрайонной прокуратуры, что к ним обратился Пригожин с требованием провести проверку по факту нелегального использования гербовой печати института. Старший ассистент прокурора Тарасова просила предоставить детальные письменные разъяснения. В качестве ответа на запрос сотрудник Левонтиной — и.о. руководителя ФГБУН «Института российского языка им. Виноградова РАН» член-журналист РАН Ф.Б. Успенский — сообщил, что «гербовая печать института была поставлена на лингвистических заключениях не с целью удостоверения текста заключений, а с целью удостоверения подлинности её личной подписи».

Но прокуратуру этот ответ не устроил — все равно решили провести проверку. «Они стали про меня устанавливать, звонили в институт, запрашивали мои персональные сведения.

Однако мои соратники сообщили, что лишь по официальному запросу могут предоставить сведения, но не по телефону. Всевозможными способами начали пугать. Почему-либо приезжал участковый для выемки документов. Совсем пустячное дело, но обставляется как суровый процесс. Поначалу было неясно, чего они желают. Или запугать меня, либо чтоб я не согласилась от заключения. На последнем совещании в суде стало ясно, что все это было изготовлено, чтоб отвести мое заключение как неприемлимое подтверждение», — считает Левонтина.

В общении с «Новой» представитель Венедиктова юрист Калой Ахильгов сообщил, что юрисконсульты Пригожина в суде пробовали исключить из дела заключение Левонтиной, сообщив о тесноватой связи профессионала с радиостанцией и её предвзятости в процессе выполнения анализа. А также, представители истца сказали о возбуждении ОМВД Рф по району Хамовники административного дела в отношении Левонтиной «по факту нелегального использования печати ведущего лингвистического муниципального учреждения при подготовке заключения».

Как говорит защитник Ахильгова, никаких доказанных фактов о возбуждении дела против языковеда юрисконсульты Пригожина не представили, потому суд направил запрос в МВД. При всем этом судья не стала исключать из дела лингвистическое заключение Левонтиной. Совещание отложили на 15 декабря.

«Ясно, что к содержанию заключения весь данный процесс не причастен. Заместо того чтоб обжаловать заключение по факту, пишут какую-то обращение. Найдите красивых языковедов, которые обоснуют, что у меня в моем заключении написана какая-то тупость. Это будет смотреться больше внушительно, — считает Левонтина. — Здесь дело не во мне, это, в принципе, большая трудность. Положение дел такая, что права муниципальных органов и права обыденных участвующих процесса неравноценны».

Языковед увидела, что официальную экспертное исследование может назначить судья либо следствие. У защитника таковых возможностей нет, максимум — он может позвать спеца в суд. Однако статус спеца не подразумевает, что он предупреждается об уголовного наказания за дачу ложного заключения. И суды на данном основании отказываются приобщать к делам экспертные представления профессионалов.

Опрошенные «Новой» юристы согласились с тем, что на практике роль профессионалов в суде ограничена. К примеру, спец не имеет права учить подлинники материалов уголовного дела и вещественные подтверждения. Завлеченные адвокатами спецы, обычно, готовят рецензии на уже имеющееся в деле заключение профессионала. Потому судам до боли просто отторгать подобные заключения, со ссылкой на то, что в возможности спеца не заходит проверка заключений экспертные исследования. С такими трудностями заступники сталкиваются фактически в каждом деле.

«За недавний период судьи еще стали отказываться от дачи показаний профессионалов, они ссылаются на официальную экспертное исследование, и им этого довольно, они ей доверяют. А спецу сообщают, что у него нет опыта. Доходит до забавного, как было в деле Егора Жукова (суд приговорил его к трем годам условно за будто бы общественные просьбы к радикальной работе во время протестных выступлений против недопуска независимых претендентов на голосование в Московскую городскую думу в 2019 году. — Ред.). Экспертиза была изготовлена лицом, которые не имеют специального образования. В данной экспертизе он ссылался на методичку, которая была разработана языковедами. 

В суд приходили претенденты, врачи наук, но их всех суд отвел как людей, которые не имеют достаточной квалификации.

Кроме того, отвели и автора той методические пособия», — напомнила Левонтина.

Кроме того, она привела пример, как оказывают давление на профессионалов, привлекая их к уголовному наказанию. Данная история произошла в 2011 году с заведующей химико-аналитической лабораторией Пензенского НИИ сельхозпроизводства Ольгой Зелениной. Её обвинили в помощи организованной преступной группе и злоупотреблении должностными обязанностями после того, как она отдала заключение по «маковому делу». В конечном итоге Брянский областной суд оправдал всех фигурантов дела, также и Зеленину.

И вот 8 ноября прокуратура вынесла представление институту, в каком работает Левонтина, с требованием предпринять усилия по ликвидации «установленных нарушений», привлечь к дисциплинарной ответственности всех имеющих отношение и обо всех итогах уведомить контрольное учреждение. В текущее время в институте проводится проверка соответствия служебному положению. Заметим, что ни о каком административном деле разговора не ведется, и нет ни слова про то, что заключение было подготовлено с нарушением закона. Согласно мнению Левонтиной, с ней никто не связывался из органов охраны правопорядка по факту возбуждения административного дела.

«Адвокатам, в особенности по звучным делам, тяжело найти спеца, так как люди страшатся связываться. Почти все университеты не разрешают своим работникам принимать участие в экспертной работе: желают недопустить проблем, так как мы видим, что за подобное участие получаем несоразмерный ответ. Специалист отдал заключение, а в ответ — противные результаты», — добавила языковед.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.