«Циничная» схема Альфа-банка и Михаила Абызова.

«Циничная» схема Альфа-банка и Михаила Абызова

Как под носом у следователя со счетов по делу бывшего министра вывели «преступный доход» от инвестиций в Telegram для погашения кредита

"Циничная" схема Альфа-банка и Михаила Абызова.

Михаил Абызов

В начале сентября Гагаринский суд Москвы по иску Генпрокуратуры к экс-министру Михаилу Абызову обратил в госдоход почти ₽10 млрд. РБК стали известны детали этой операции, а также роли в ней Альфа-банка и сделок с Telegram

В 10:15 утра 8 июня 2021 года следователь Следственного комитета пришел в центральный офис Альфа-банка на Каланчевской улице, 27, чтобы арестовать несколько счетов по делу Михаила Абызова, бывшего министра по координации «открытого правительства».

Операционисты банка приступили к блокировке — но выяснилось, что счета почти пусты. Силовику пришлось покинуть офис. Вернулся он под конец рабочего дня со свежими оперативными данными от ФСБ и неотложным постановлением об аресте еще одного счета, принадлежавшего компании с Британских Виргинских островов — там, по новой информации, должны были осесть исчезнувшие деньги. Но оказалось, что и на новом счете остаток гораздо меньше ожидаемого — на два десятка миллиона долларов и несколько сотен миллионов рублей.

Следователь запросил выписку, и она показала несколько свежих, проведенных в этот же день транзакций: в течение нескольких часов со счета офшора были списаны более 1,3 млрд руб. Поступили они на внутренние счета самого Альфа-банка.

Эта история помогла силовикам укрепиться в версии, что арестованный с 2019 года Михаил Абызов смог вернуть Альфа-банку давний многомиллиардный долг. Для этого якобы использовались сложная схема и цепочка офшоров: часть из них была подконтрольна экс-министру, а часть — Альфа-банку. В Гагаринском суде, где рассматривалось дело Генпрокуратуры против Абызова, прокурор называл эти действия Альфа-банка «циничными и злонамеренными», а судья Анна Кочнева сочла это пренебрежением законодательством о борьбе с отмыванием средств и рекомендациями FATF (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег — межправительственная организация, которая занимается выработкой стандартов борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма. — РБК).

Но сейчас претензий к банку у государства нет. В конце сентября, уже после судебного решения, Альфа-банк заключил мировое соглашение с Генпрокуратурой: стороны договорились, что финансовая организация пожертвует деньги на благотворительные проекты в сфере просвещения.

РБК узнал, какую роль в деле Абызова сыграл найденный в его доме рисунок на листе А3, кто мог посоветовать ему инвестировать в криптовалютный проект Павла Дурова и как прокурор доказывал контроль Альфа-банка над тремя офшорами.

После запроса РБК суд опубликовал решение с купюрами (без имен и наименований компаний). РБК ознакомился с его полной версией, а также стенограммами процесса и аудиозаписями из суда — их предоставил источник, знакомый с ходом процесса.


Как связаны дело Абызова и Альфа-банк

В Альфа-банке кредитовалась принадлежавшая Абызову инжиниринговая «Группа Е4», которая обанкротилась в 2014 году — на тот момент она должна была банку 10,9 млрд руб. Банк жаловался на Абызова президенту, инициировал многочисленные проверки его бизнеса, несколько лет добивался возбуждения уголовного дела по факту хищения кредита. После ряда отказов это дело было возбуждено, но сам Абызов в нем не фигурирует.

Незадолго до ареста Абызова по обвинениям, не связанным с «Альфой», банк вместе с другими кредиторами через арбитражный суд потребовал у бывших бенефициаров «Группы Е4», включая самого экс-министра, около 34 млрд руб. — это общая сумма задолженности группы перед кредиторами. Конфликт Абызова с Альфа-банком в окружении экс-министра называли одной из вероятных причин его ареста.

Но прошлым летом Генпрокуратура заявила, что Абызов в 2021 году смог организовать возврат Альфа-банку долга из нелегального дохода. Ведомство добилось обращения этих денег в доход государства.

Как Альфа-банк получил инвестиции Абызова в Telegram — версия суда

В решении описана схема, с помощью которой Абызов, по версии Генпрокуратуры и суда, смог заплатить Альфа-банку долг в размере $104,5 млн (около 7,4 млрд руб. по текущему курсу). Это якобы было сделано за счет средств, которые подконтрольные экс-министру пять кипрских компаний выручили от незаконной, по версии властей, продажи Сибирской энергетической компании (СИБЭКО) в 2018 году.

Тогда Абызов работал в правительстве и не имел права принимать управленческие решения по поводу своего бизнеса. Экс-министр настаивал, что он их и не принимал: по его версии, сделку организовали управляющие. Тем не менее участие в бизнесе составляет один из эпизодов его уголовного дела; суд счел происхождение денег, вырученных за СИБЭКО, коррупционным.

"Циничная" схема Альфа-банка и Михаила Абызова.

Деньги от продажи СИБЭКО были распределены по счетам пяти кипрских компаний, подконтрольных Абызову. Две из них, Alinor Investments Limited и Besta Holdings Limited, по версии Генпрокуратуры и суда, бизнесмен использовал, чтобы инвестировать в криптовалютный проект TON создателя Telegram Павла Дурова и токены Gram.

Через цепочку еще из нескольких офшоров деньги поступили в компании GlobeBridgers SA (Швейцария) и Batios Holdings Limited (Британские Виргинские острова). Суд считает, что они были подконтрольны Абызову и что в марте—ноябре 2018 года перечислили около $115 млн из его незаконного дохода в адрес Telegram Group Inc. При этом они заверили Telegram «в легальном происхождении их средств».


Чем занимались компании

GlobeBridgers SA была учреждена в 2015 году для «производства и распространения промышленных машин всех видов», следует из данных центрального швейцарского коммерческого регистра (Zefix). В 2018 году к ее видам деятельности добавились «инвестиции в новые технологии, включая блокчейн». Компанию возглавляет Мишель Лежнев, с 2018 по 2020 год в совет директоров вместе с ним входил Карен Асланян. Это единственные персоналии, которые упоминаются в открытых источниках в связи с компанией. Абызов сказал в суде, что Лежнев в прошлом был партнером его компаний, но лично они не знакомы.

Batios Holdings Limited структуры Абызова официально контролировали до декабря 2017 года, экс-министр ее декларировал; затем он вышел из ее капитала. Комиссия по ценным бумагам и биржам США ранее уже называла Batios компанией, через которую Абызов вложился в TON, адвокаты Абызова это отрицают. Она также фигурировала в судебной тяжбе Альфа-банка и Абызова на Кипре. Известно, что Batios инвестировала в агротехнический бизнес в США.

В марте 2020 года стало известно, что проект Gram не состоится. Чтобы расплатиться с инвесторами, Telegram Group Inc. конвертировала их финансирование в займы с 10-процентной ставкой. Таким образом, GlobeBridgers SA и Batios Holdings Limited до апреля 2021 года должны были получить от Telegram 110% от вложенной суммы — около $126,5 млн.

Но за несколько дней до дедлайна, в конце апреля 2021 года, GlobeBridgers SA и Batios Holdings Limited уступили право требования долга нескольким другим лицам. В итоге около $22 млн по цепочке перешли компании Morley Investments Limited, зарегистрированной на Каймановых островах, и гражданину Швейцарии Мишелю Лежневу. Их суд считает связанными с Абызовым.

Остальную часть долга — около $104,5 млн — предполагаемые компании Абызова уступили двум юрлицам с Британских Виргинских островов — Tomas Investing Limited и Zanelia Limited. Средства были зачислены в тот же день, когда обе компании открыли счета в Альфа-банке. Суд уверен, что они связаны с банком.

В мае-июне 2021 года эти средства были аккумулированы на счетах еще одного офшора — Godet Limited, а затем зачислены на собственные счета Альфа-банка в качестве платежей по возобновляемой кредитной линии, открытой для Godet в 2015 году.

"Циничная" схема Альфа-банка и Михаила Абызова.

Президент Альфа-банка Олег Сысуев, как сочли в Генпрокуратуре и суде, публично проговорился, что Абызов расплатился по долгам «Группы Е4». «Признание» банкир сделал в августе в комментарии для радиостанции Business FM: «Мы боролись за взыскание долгое время. И все это подтверждено массой документов и доказательств, иначе мы бы не вернули этот долг, если бы у нас не было доказательств, что эти деньги, которые задолжала компания «Е4» Альфа-банку, принадлежат нам. И они вернулись туда, куда они должны были вернуться».

Но в суде представители Альфа-банка и Абызова настаивали, что долг не был возвращен, а прокуратура неверно интерпретировала слова Сысуева. Они указывали, что этот комментарий не содержит ни ссылок на предполагаемое получение долга именно от экс-министра, ни его имени. «Его комментарии никакого отношения к фактическим обстоятельствам, которые рассматриваются в рамках настоящего дела, не имели», — говорил в суде представитель Альфа-банка Александр Веселов.

«Я никогда не признавал требования Альфа-банка ко мне и к моим структурам», — заявил Абызов во время заседания суда.


Мог ли Абызов организовать сделку из СИЗО

Генерал-майор юстиции Сергей Бочкарев, представлявший истца, не раскрыл, как Абызов, который находится в СИЗО с 2019 года, смог в 2020–2021 годах провести переговоры о выплате долга.

«Многие находятся в местах лишения свободы. Это не препятствует возможности реализовывать свои права и законные интересы, — считает Бочкарев. — У него есть представитель [Юлий] Тай, который посещает его и выполняет определенные поручения, есть другие представители, которые выполняют его волю. Для меня это не является тайной — то, как. Но где, когда, при каких обстоятельствах — меня не интересует. По хронологии действий, которые я вижу, [договоренности] достигнуты и исполнены». Прокурор предположил, что Абызов согласился выплатить долг «под определенные встречные обязательства или обещания Альфа-банка».

«Я в «Лефортово». Здесь содержатся особо опасные преступники, высокопоставленные чиновники, террористы, изменники Родине, шпионы. Режим этого СИЗО не предусматривает возможности каких-либо несанкционированных контактов, организации каких-либо сделок. Он исключает какое-либо участие в хозяйственной деятельности. Я мертв для хозяйственного оборота», — ответил Абызов.

Как Альфа-банк действовал при аресте денег

Перед арестом счетов по делу Абызова Альфа-банк совершил несколько транзакций, которые, возможно, окончательно прояснили властям его интересы в сделке с Telegram. Это следовало из материалов, которые суду представил прокурор Бочкарев.

"Циничная" схема Альфа-банка и Михаила Абызова.

4 июня 2021 года Басманный суд санкционировал арест $104,5 млн, которые, по данным правоохранительных органов, были частью коррупционного обогащения Абызова и, насколько им было известно, лежали на счетах компаний Tomas Investing Limited и Zanelia Limited в Альфа-банке.

8 июня в 10:15 представитель СКР предъявил постановление сотруднику Альфа-банка. С этого момента банк гарантированно знал, что деньги виргинских компаний раньше принадлежали Абызову и представляли собой преступный заработок, считает суд. Но счет Tomas Investing Limited оказался пуст, а остаток по счету Zanelia Limited составляет $1,5 млн, что гораздо меньше искомой суммы.

В течение дня следствие получило данные из ФСБ, что еще 5–6 мая Tomas и Zanelia перечисляли средства в адрес еще одного офшора — Godet Limited, а он, в свою очередь, — на внутренние счета Альфа-банка. К 8 июня на счетах компании должно было быть $18,7 млн и почти 302 млн руб. Следователь вынес постановление об аресте счетов Godet Limited в случаях, не терпящих отлагательств. В таких условиях санкцию суда можно получить постфактум.

К 17:00 представитель СКР вернулся в банк и предъявил новое постановление об аресте. Но в 17:05 выяснилось, что на долларовом счете Godet Limited осталось 70 центов, а на рублевом счете — 4,15 млн руб.

Следствие получило выписку по счетам Godet Limited и увидело, что в течение дня, 8 июня, офшор перечислил на внутрибанковские счета Альфа-банка свыше 1,356 млрд руб. (эта цифра приводится в тексте решения, но сумма перечисленных в нем операций за 8 июня — 1,654 млрд). Перед этим движения по счетам Godet не было почти месяц.

Прокурор Бочкарев на процессе назвал поведение банка «циничным, недобросовестным», «злонамеренным» и «ничтожным по своему содержанию»; он заявил, что банк «противодействовал следственным и судебным органам в получении денежных средств». Именно этот эпизод, по его словам, заставил Генпрокуратуру подать иск: «Возник вопрос, каким образом поставить это банковское учреждение в ответственное положение, чтобы впредь подобное не случалось».

Суд пришел к выводу, что банк «пренебрег обычаями делового оборота», нормами гражданского законодательства и требованиями права, обязывающими его противодействовать легализации незаконных доходов. Информация о происхождении денег обязывала банк прекратить деловые отношения с клиентом и сообщить о подозрительной сделке в правоохранительные органы, говорится в решении.

«Если бы постановление об аресте принесли 7 июня, а мы 8 июня провели по распоряжению клиента Godet какие-то операции, в том числе абсолютно легальную саму по себе операцию по погашению кредита, — вот тогда бы можно было говорить о том, что да, банк что-то там нарушил, злоупотребил», — возражал в суде представитель Альфа-банка Александр Веселов, подчеркивая, что банк действовал «добросовестно и правомерно» и выполняет все распоряжения следствия и суда.

В Альфа-банке не стали отвечать на вопросы РБК, но заверили, что сейчас власти не имеют к нему вопросов. «Стороны достигли компромисса и полностью отказались от дальнейшего оспаривания действий друг друга по данному делу. Дело завершено, стороны претензий друг к другу не имеют», — сообщили в пресс-службе.


Что говорят юристы о действиях банка

Если банковский работник распоряжается уже арестованным имуществом, будучи в курсе ареста, ему грозит до двух лет лишения свободы по ст. 312 УК, объяснил РБК адвокат, партнер МКА «Князев и партнеры» Артем Чекотков. Если юридически арест считается наложенным (вынесен судебный акт), но его еще не успели реализовать и в этот промежуток времени имущество выводится со счетов, работник рискует стать обвиняемым в воспрепятствовании правосудию или предварительному расследованию — но только в случае умышленного характера его действий. А если операции произошли в момент, когда ареста еще не было, ответственности для сотрудника не будет, даже если он знал, что арест может состояться в ближайшее время, добавил Чекотков.

РБК обратился в Генпрокуратуру и СКР с вопросом, проводилась ли проверка на признаки преступления или правонарушения в транзакциях со счетов Godet Limited.

Суд пришел к выводу, что Альфа-банк нарушил закон «О противодействии отмыванию доходов и финансированию терроризма» и рекомендаций FATF. Такие нарушения бывают основанием для санкций со стороны регулятора, если они неоднократные, сказал РБК партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру» Владимир Ефремов: «Уровень санкций представляется максимально строгим из существующих. Анализ оснований, по которым Центробанк отзывал лицензии за последние пять лет, показывает, что более чем в 50% случаев отзыв связан с проведением сомнительных или незаконных операций или в том числе имеет такое основание».

По данным отчета Росфинмониторинга за 2020 год, 99% выявленных нарушений 115-ФЗ приводят к возбуждению административных дел, сказал РБК руководитель отдела форензик КПМГ в России и СНГ Игорь Лебедев. Возможные санкции — штрафы до 1 млн руб., дисквалификация должностных лиц, административное приостановление деятельности юрлица на срок до 90 суток. Крайняя форма реагирования — отзыв лицензии.

«Чаще всего подобные дела заканчиваются административными санкциями (штрафами), но банки и другие финансовые организации относятся крайне серьезно к подобным вопросам именно из-за вероятности отзыва лицензии», — сказал Лебедев. Например, в течение 2020 года именно по этому основанию Центробанк отозвал лицензии у 15 банков, за три квартала 2021 года — у 13.

Как офшоры связаны с Абызовом и Альфа-банком

Первичную информацию о сделке между предполагаемыми компаниями Абызова, Альфа-банка и Telegram правоохранительные органы получили из копий договоров уступки долга (цессии), которые попали в их распоряжение по оперативным каналам, следует из материалов суда. РБК направил запросы в Telegram и банки, которые обслуживали стороны сделок, в том числе Credit Suisse и ВТБ со стороны Telegram.

Абызов, его адвокаты и представители Альфа-банка отрицали свою связь с компаниями — участницами сделки с Telegram. Прокурор Сергей Бочкарев в суде настаивал на этой связи, ссылаясь на данные Росфинмониторинга, ФСБ, иностранных финразведок (в том числе Латвии, Эстонии и БВО), и приводил следующие аргументы:

Абызов хранил у себя документы компаний, якобы не имевших к нему отношения. Во время обыска в марте 2019 года в загородном доме экс-министра нашли лист А3 со схемой покупки токенов Gram через заем для GlobeBridgers SA. В офисе Абызова на Саввинской набережной хранились шесть копий платежных поручений на перевод иностранной валюты от GlobeBridgers SA в адрес Telegram Group Inc.

Но в схеме утверждается, что Абызов не контролировал GlobeBridgers SA, возражал экс-министр во время процесса. «В том документе написано черным по белому — «компания партнера». Не косвенно аффилирована, не на номинальном лице — партнера! Какие были партнерские отношения между мной и учредителями GlobeBridgers — это не предмет сегодняшнего рассмотрения. Я готов на эти вопросы ответить. Мне их никто не задавал», — объяснил Абызов.

Один из «руководителей Совкомбанка» консультировал Абызова по инвестиционной стратегии, и рисунок с планом вложений в TON, вероятно, появился у Абызова после этих бесед, предполагал Бочкарев.

Речь идет о заместителе председателя правления Совкомбанка Алексее Панферове, уточнил, выступая в суде, сам Абызов, — они действительно встречались; при этом экс-министр опроверг связь Панферова с появлением схемы инвестирования в TON. Во время двух встреч Абызова с Панферовым они обсуждали только возможные инвестиции в продукты Совкомбанка. Панферов, по сути, выступал «агентом по продажам» — это следует из протоколов его допросов, сказал РБК адвокат Абызова Юлий Тай. В Совкомбанке отказались от комментариев.

В Совкомбанке при этом считали Абызова вероятным бенефициаром GlobeBridgers SA — там у швейцарской компании был счет. Такой вывод на основании открытых данных содержался в анкете клиента банка, выдержку из которой привел прокурор. Информация из анкеты в Совкомбанке, что GlobeBridgers SA может быть связана с Абызовым, была лишь предположением, вероятно, связанным с личностью человека, который был представителем швейцарской компании при открытии счета в 2018 году, говорили ответчики.

Это был Сергей Кибаров — доверенное лицо Абызова, работавшее на него около десяти лет. Ему дали ключ доступа к дистанционному банковскому обслуживанию. А акт передачи этого ключа потом нашли при обыске в офисе у Абызова.

Ключ нашли в офисе компаний RU-COM и «Резерв» (трастовая компания, управлявшая активами Абызова) на рабочем месте самого Кибарова — он был трудоустроен в «Резерве»; Абызов в этом офисе практически не бывал, заявил РБК Юлий Тай. По словам адвоката, тогда Мишель Лежнев попросил юриста Абызова предоставить человека для открытия счета GlobeBridgers в России и этим человеком стал Кибаров. Но это не доказывает аффилированность Лежнева и Абызова, настаивает Тай.

Кибаров и глава одной из компаний в структуре бизнеса Абызова Алексей Коровкин подтверждали следствию, что GlobeBridgers SA связана с бизнесом Абызова, говорил прокурор. Адвокаты Абызова отрицали в суде, что из их показаний в рамках уголовного дела можно было сделать вывод о контроле Абызова над компанией.

По мнению Генпрокуратуры, Абызов сохранил контроль над Batios Holdings Limited, хотя формально вышел из компании. В 2017 году Абызов сообщил в налоговую инспекцию, что вышел из Batios, но в течение месяца после этого подконтрольные ему номинальные акционеры и директора ее не покинули, подчеркнул суд. Более поздних сведений о структуре владения Batios прокуратура не приводила. Представители Абызова отвечали, что с конца 2017 года стопроцентным акционером компании является Oriden Holdings Ltd, к которой экс-министр не имеет отношения.

Связь Tomas Investing Limited, Zanelia Limited и Godet Limited с Альфа-банком суд обосновывал тем, что:

от их лица в российских госорганах все время действовали люди, тесно связанные с банком. Так, при постановке на налоговый учет в России их представляли Дмитрий Бертель и Светлана Маркочева. Они были сотрудниками банка (например, Маркочева — заместителем заведующего одного из допофисов) и в других ситуациях действовали со стороны банка. Например, Маркочева открыла счет Godet Limited, а Бертель подписал от лица банка договор об обслуживании Tomas и Zanelia по системе «Альфа-клиент on-line».

При заключении этого же контракта представителем офшоров была Ирина Игольникова. Она гендиректор компании «Петербургское агентство недвижимости»; в ее капитале через паевой инвестфонд участвует «Альфа-Групп». Прокурор Бочкарев в суде заявил, что Игольникова «от имени этой группы управляет целым рядом актов, активов огромных, исчисляемых миллиардами».

То, что сотрудники Альфа-банка действовали от лица офшорных компаний в налоговой, не доказывает контроля над ними, объяснил в суде адвокат банка Александр Веселов: по его словам, сопровождение постановки компании на налоговый учет — это часть пакета услуг, предоставляемых банком. В подтверждение он показал суду типовой договор на такую услугу.

Кроме того, Альфа-банк и Zanelia Limited вместе участвовали в одном арбитражном деле, где у них был один представитель.

Что еще говорили представители Альфа-банка и Абызова

Абызов отрицал, что имел контроль над лицами, которые инвестировали в Telegram или получили от компании Дурова часть возвращенных средств. Так, Мишель Лежнев и Morley Investments Limited, по мнению Абызова, были самостоятельными инвесторами в Telegram. «Нет никаких документов, что сумма $22 млн получена мной. Я не могу быть ответчиком по ее взысканию. Я не могу нести ответственности за то, чего я не получал, — говорил на процессе экс-министр. — Я многое потерял за годы, которые провел в тюрьме, и не хочу, чтобы другие люди теряли».

Его компания Alinor Investments Limited в 2018 году действительно дала заем в $35 млн швейцарской компании GlobeBridgers SA, пояснил РБК адвокат Абызова Юлий Тай, при этом отрицая, что это была часть денег, полученных от продажи СИБЭКО. В GlobeBridgers SA были не только деньги Абызова, сказал Тай: по его словам, глава компании Мишель Лежнев, будучи инвестиционным советником в области высоких технологий, привлек займы еще «примерно четверых» иностранных инвесторов. Ответчики отрицали, что остальные $80 млн из заявленной суммы инвестиций в Telegram имели отношение к Абызову.

Прокуратура требовала изъятия «средств Абызова» у Лежнева и Morley Investments Limited, в то время как сами они даже не подозревали об этих претензиях, говорили адвокаты. Представители Лежнева и компаний официально не были уведомлены о тяжбе, они утверждали, что узнали о ней из СМИ и ходатайствовали о своем допуске в процесс в качестве соответчиков или третьих лиц, но судья в этом отказала. Адвокат Тай считает, что суд допустил грубое процессуальное нарушение, «разрешив их судьбу на десятки миллионов долларов, но не дав им права быть выслушанными».

Представители Альфа-банка спорили с доводами прокурора, что учреждение допустило операции с деньгами незаконного происхождения. Предполагаемые деньги Абызова в ходе сделки прошли через несколько банков — но нарушение правил противодействия отмыванию денег вменяется только «Альфе», указывал ее адвокат Александр Веселов.

Речь шла о средствах «от международной компании с признанной деловой репутацией», которые возвращались инвесторам за счет облигационного займа (например, от РФПИ), и поступали «со счета в банке номер два в России, с государственным участием, который проводил те же комплаенс-процедуры, что и мы», говорил Веселов: «Это абсурдно: утверждать, что все деньги, возвращенные из Telegram, имели коррупционный шлейф. Тогда мы придем к выводу, что все деньги в экономике коррупционны и криминальны». В Telegram Group Inc. и ВТБ не ответили на запросы РБК.

В Генпрокуратуре РБК завили, что «сведения о судебном процессе по обращению в доход государства средств Михаила Абызова и Альфа-банка не могут быть предоставлены, поскольку решение суда в настоящее время обжаловано и в законную силу не вступило».


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

«Меркантильная» схема Альфа-банка и Михаила Абызова.

 

«Меркантильная» схема Альфа-банка и Михаила Абызова

Как под носом у следователя со счетов по делу экс главы министерства вывели «криминальный доход» от вложений в Телеграм для погашения займа

"Меркантильная" схема Альфа-банка и Михаила Абызова.

Михаил Абызов

Сначала сентября Гагаринский суд города Москва по заявлению Генеральной прокуратуры к бывшему министру Михаилу Абызову направил в госдоход практически ₽10 миллиардов. СМИ стали известны детали этой операции, также роли в ней Альфа-банка и соглашений с Телеграм

В 10:15 утра 8 июня 2021 года сотрудник следственных органов СК пришел в центральный кабинет Альфа-банка на Каланчевской улице, 27, чтоб арестовать несколько счетов по делу Михаила Абызова, экс главы министерства по координации «открытого кабинета министров».

Операционисты банка начали наложенном блоке — но было установлено, что счета практически пусты. Представителю силовых органов пришлось оставить кабинет. Возвратился он под конец рабочего дня со свежайшими оперативными данными от Федеральной службой безопасности и экстренным решением о задержании еще 1-го счета, находившегося в собственности организации с Английских Виргинских островов — там, по новой инфы, должны были осесть пропавшие средства. Однако стало известно, что и на новом счете остаток еще меньше ожидаемого — на два 10-ка миллиона долларов и несколько сотен миллионов рублей.

Сотрудник следственных органов запросил выписку, и она показала несколько новых, которые были проведены в тот же день операций: на протяжении нескольких часов со счета офшора были списаны свыше 1,3 миллиардов руб. Поступили они на внутренние счета самого Альфа-банка.

Данная история посодействовала сотрудникам правоохранительных органов укрепиться в версии, что арестованный с 2019 года Михаил Абызов сумел возвратить Альфа-банку старый многомиллиардный долг. С этой целью будто бы использовались непростая схема и цепочка офшорных зон: часть из них была подконтрольна бывшему министру, а часть — Альфа-банку. В Гагаринском суде, где было рассмотрено дело Генеральной прокуратуры против Абызова, прокурор называл эти деяния Альфа-банка «меркантильными и злостными», а судья Анна Кочнева посчитала это пренебрежением нормативно-правовыми актами о борьбе с легализацией финансов и советами FATF (Группа разработки денежных мер борьбы с легализацией денежных средств — межправительственная организация, занимающаяся выработкой эталонов борьбы с легализацией денежных средств и финансированием террористической деятельности. — СМИ).

Однако на данный момент претензий к банку у страны нет. В сентябре месяце, уже после вердикта суда, Альфа-банк заключил мировое соглашение с Генеральной прокуратурой: стороны условились, что финансовая организация пожертвует средства на благотворительные проекты в сфере просвещения.

СМИ вызнал, какую роль в деле Абызова сыграл найденный в его доме набросок на листе А3, кто мог порекомендовать ему вкладывать в криптовалютный проект Павла Дурова и как прокурор обосновывал контроль Альфа-банка над 3-мя офшорными зонами.

После запроса СМИ суд предал гласности решение с банкнотами (без имен и наименований компаний). СМИ ознакомился с его полной версией, также стенографическими записями процесса и голосовыми записями из суда — их предоставил источник, знакомый с ходом процесса.


Как соединены дело Абызова и Альфа-банк

В Альфа-банке кредитовалась принадлежавшая Абызову инжиниринговая «Группа Е4», которая разорилась в 2014 году — в то время она обязана была банку 10,9 миллиардов руб. Банк сетовал на Абызова президенту, инициировал бессчетные проверки его бизнеса, пару лет добивался открытия уголовного производства в связи с хищением займа. После ряда отказов это дело было возбуждено, но сам Абызов в нем не бытует.

Накануне до задержания Абызова по обвинениям, который не связан с «Альфой», банк вместе с иными займодателями через арбитражный суд потребовал у бывших выгодоприобретателей «Группы Е4», в том числе самого бывшего министра, приблизительно 34 миллиардов руб. — это общая размер долга группы перед займодателями. Конфликт Абызова с Альфа-банком в окружении бывшего министра называли одной из возможных обстоятельств его задержания.

Однако прошедшим летом Генеральная прокуратура сообщила, что Абызов в 2021 году сумел организовать возврат Альфа-банку долга из незаконного дохода. Учреждение достигнуло обращения этих средств в доход страны.

Как Альфа-банк получил вложения Абызова в Телеграм — версия суда

В решении описана схема, при помощи которой Абызов, по мнению Генеральной прокуратуры и суда, сумел заплатить Альфа-банку задолженность в сумме $104,5 млн (примерно 7,4 миллиардов руб. по курсу на данный момент). Это будто бы было изготовлено за счет средств, которые подконтрольные бывшему министру 5 кипрских компаний выручили от нелегальной, по мнению властей, реализации Сибирской энергетической компании (СИБЭКО) в 2018 году.

Тогда Абызов работал в кабинете министров и не имел права принимать управленческие решения по причине собственного бизнеса. Бывший-глава министерства утверждал что он их и не воспринимал: согласно его версии, сделку организовали управляющие. Все же участие в бизнесе составляет один из эпизодов его уголовного дела; суд посчитал происхождение средств, вырученных за СИБЭКО, коррупционным.

"Меркантильная" схема Альфа-банка и Михаила Абызова.

Средства от реализации СИБЭКО были распределены по счетам 5 кипрских компаний, которые находится под контролем Абызову. Две из них, Alinor Investments Limited и Besta Holdings Limited, по мнению Генеральной прокуратуры и суда, предприниматель употреблял, чтоб вкладывать в криптовалютный проект TON автора Телеграм Павла Дурова и токены Gram.

Через цепочку еще из нескольких офшорных зон средства поступили в компании GlobeBridgers SA (Швейцария) и Batios Holdings Limited (Английские Виргинские острова). Суд думает, что они были подконтрольны Абызову и что в марте—ноябре 2018 года перечислили около $115 млн из его нелегального дохода в адрес Телеграм Group Inc. При всем этом они заверили Телеграм «в законном происхождении их средств».


Чем занимались компании

GlobeBridgers SA была учреждена в 2015 году для «производства и распространения производственных машин всех видов», получается исходя из сведений центрального швейцарского коммерческого регистра (Zefix). В 2018 году к её видам работе добавились «вложения в новые технологии, в том числе блокчейн». Компанию возглавляет Мишель Лежнев, с 2018 по 2020 год в совет руководителей вместе с ним заходил Карен Асланян. Это единственные персоналии, упоминаем?? в открытых источниках в связи с компанией. Абызов произнес в суде, что Лежнев в прошедшем был партнером его компаний, но лично они не знакомы.

Batios Holdings Limited структуры Абызова в официальном порядке держали под контролем до декабря 2017 года, бывший-глава министерства её декларировал; потом он вышел из её капитала. Комиссия по ценным бумагам и биржам США до этого уже называла Batios компанией, через которую Абызов вложился в TON, юристы Абызова это опровергают. Кроме того, она фигурировала в судебной тяжбе Альфа-банка и Абызова на Кипре. Понятно, что Batios вкладывала в агротехнический бизнес в США.

В марте 2020 года появилась информация, что проект Gram не состоится. Чтоб расплатиться с финансистами, Телеграм Group Inc. конвертировала их выделение денежных средств в кредиты с 10-процентной ставкой. В итоге, GlobeBridgers SA и Batios Holdings Limited до апреля 2021 года должны были получить от Телеграм 110% от вложенной суммы — около $126,5 млн.

Однако за некоторое количество дней до дедлайна, в апреле месяце 2021 года, GlobeBridgers SA и Batios Holdings Limited уступили право требования долга нескольким иным лицам. В конечном итоге около $22 млн по цепочке перебежали компании Morley Investments Limited, зарегистрированной на Каймановых островах, и гражданину Швейцарии Мишелю Лежневу. Их суд считает которые связаны с Абызовым.

Остальную часть долга — около $104,5 млн — подразумеваемые компании Абызова уступили двум организациям с Английских Виргинских островов — Tomas Investing Limited и Zanelia Limited. Средства были зачислены в этот же день, когда обе компании открыли счета в Альфа-банке. Суд думает, что они соединены с банком.

В мае-июне 2021 года эти средства были аккумулированы на счетах еще 1-го офшора — Godet Limited, а потом зачислены на свои счета Альфа-банка в качестве платежей по возобновляемой кредитной полосы, открытой для Godet в 2015 году.

"Меркантильная" схема Альфа-банка и Михаила Абызова.

Президент Альфа-банка Олег Сысуев, как посчитали в Генеральной Прокуратуре и суде, на публике проговорился, что Абызов расплатился по долгам «Группы Е4». «Признание» банкир сделал в августе в ответе для радиокомпании БизнессФМ: «Мы вели борьбу за взыскание длительное время. И все это доказано массой документов и доказанных фактов, по другому мы бы не возвратили данный долг, если б у нас не было доказанных фактов, что эти средства, которые задолжала организация «Е4» Альфа-банку, принадлежат нам. И они возвратились туда, куда они должны были возвратиться».

Однако в суде представители Альфа-банка и Абызова утверждали, что долг не был возвращен, а прокуратура ошибочно трактовала слова Сысуева. Они заявляли, что данный комментарий не содержит ни ссылок на подразумеваемое получение долга конкретно от бывшего министра, ни его имени. «Его комменты никакого отношения к реальным происшествиям, рассматриваем?? в рамках реального дела, не имели», — говорил в суде представитель Альфа-банка Александр Веселов.

«Я никогда не признавал требования Альфа-банка ко мне и к моим структурам», — сказал Абызов во время судебного слушания.


Мог ли Абызов организовать сделку из следственного изолятора

Генерал-майор юстиции Сергей Бочкарев, который представлял истца, не раскрыл, как Абызов, который сидит в следственном изоляторе с 2019 года, сумел в 2020–2021 годах провести переговоры о выплате долга.

«Почти все находятся в местах заключения. Это не является препятствием возможности реализовывать свои права и легитимные интересы, — думает Бочкарев. — У него есть представитель [Юлий] Тай, который посещает его и делает определенные распоряжения, есть остальные представители, выполняющ?? его волю. Для меня это не является потаенной — то, как. Однако где, когда, при каких обстоятельствах — меня не интересует. По хронологии действий, которые я вижу, [соглашения] достигнуты и исполнены». Прокурор представил, что Абызов согласился выплатить долг «под определенные встречные обязанности либо обещания Альфа-банка».

«Я в «Лефортово». Тут содержатся особо небезопасные правонарушители, влиятельные государственные служащие, боевики террористической группировки, изменщики Родине, шпионы. Режим этого СИЗО не предусматривает возможности каких-то несогласованных контактов, организации каких-то соглашений. Он исключает какое-или участие в хозяйственной работе. Я мертв для хозяйственного оборота», — сказал Абызов.

Как Альфа-банк действовал при аресте средств

Перед арестом счетов по делу Абызова Альфа-банк сделал несколько операций, которые, может быть, совсем прояснили в руководству его интересы в сделке с Телеграм. Это следовало из материалов, которые суду представил прокурор Бочкарев.

"Меркантильная" схема Альфа-банка и Михаила Абызова.

4 июня 2021 года Басманный районный суд города Москвы разрешил арест $104,5 млн, которые, по данным органов охраны правопорядка, были частью коррупционного обогащения Абызова и, как им было понятно, лежали на счетах компаний Tomas Investing Limited и Zanelia Limited в Альфа-банке.

8 июня в 10:15 представитель СКР предъявил постановление работнику Альфа-банка. Отныне банк гарантированно был в курсе, что средства виргинских компаний ранее принадлежали Абызову и представляли собой криминальный доход, считает суд. Однако счет Tomas Investing Limited оказался пуст, а остаток по счету Zanelia Limited составляет $1,5 млн, что еще меньше разыскиваемой суммы.

На протяжении дня следствие получило сведения из ФСБ, что еще 5–6 мая Tomas и Zanelia перечисляли средства в адрес еще 1-го офшора — Godet Limited, а он, со своей стороны, — на внутренние счета Альфа-банка. К 8 июня на счетах компании должно было быть $18,7 млн и практически 302 млн руб. Сотрудник следственных органов вынес постановление о задержании счетов Godet Limited в вариантах, не терпящих отлагательств. В таковых критериях санкцию суда можно получить после сделанного.

К 17:00 представитель СКР возвратился в банк и предъявил новое постановление о задержании. Однако в 17:05 было установлено, что на долларовом счете Godet Limited осталось 70 центов, а на рублевом счете — 4,15 млн руб.

Следствие получило выписку по счетам Godet Limited и увидело, что в течение дня, 8 июня, офшор перечислил на внутрибанковские счета Альфа-банка более 1,356 миллиардов руб. (эта цифра приводится в тексте решения, но сумма перечисленных в нем операций за 8 июня — 1,654 миллиардов). Перед этим движения по счетам Godet не было практически месяц.

Прокурор Бочкарев на процессе назвал поведение банка «меркантильным, нерадивым», «злостным» и «жалким по собственному содержанию»; он сообщил, что банк «противодействовал процессуальным и судебным органам в получении денег». Конкретно данный эпизод, как он сообщает, принудил Генеральную прокуратуру подать заявление: «Появился вопрос, каким образом поставить это банковское учреждение в ответственное положение, чтоб в будущем схожее не бывало».

Суд сделал вывод, что банк «пренебрег традициями делового оборота», нормами гражданского законодательства и требованиями права, которые обязывают его оказывать противодействие узаконивания нелегальных доходов. Информация о происхождении средств принуждала банк закончить деловые отношения с клиентом и рассказать о подозрительной сделке в органы охраны правопорядка, сообщается в решении.

«Если б постановление о задержании принесли 7 июня, а мы 8 июня провели по указанию клиента Godet какие-то операции, также полностью законную саму по для себя операцию по погашению займа, — именно тогда бы можно было разговаривать о том, что да, банк что-то там нарушил, злоупотребил», — возражал в суде представитель Альфа-банка Александр Веселов, обращая внимание, что банк действовал «радиво и правомерно» и делает все указания следствия и суда.

В Альфа-банке не стали отвечать на вопросы СМИ, но сообщили, что на данный момент власти не имеют к нему вопросов. «Стороны достигнули обоюдного решения и всецело отказались от предстоящего обжалования действий друг дружку по этому делу. Дело окончено, стороны претензий товарищ к другу не имеют», — сказали в пресс-центре.


Что говорят юрисконсульты о действиях банка

Если банковский работник распоряжается уже арестованным собственностью, являясь в курсе задержания, ему угрожает до 2-ух лет заключения по ст. 312 УК, объяснил СМИ юрист, партнер МКА «Князев и партнеры» Артем Чекотков. Если формально арест считается наложенным (вынесен судебный акт), но его еще не успели воплотить и в данный просвет времени имущество выводится со счетов, работник испытывает судьбу стать обвиняемым в воспрепятствовании правосудию либо подготовительному расследованию — но лишь в случае предумышленного характера его действий. А если операции произошли во время, когда задержания еще не было, ответственности для работника не будет, даже если он был в курсе, что арест может состояться в скором времени, добавил Чекотков.

СМИ обратился в Генеральную прокуратуру и СКР с вопросом, проводилась ли проверка на признаки преступного деяния либо правонарушения в переводах со счетов Godet Limited.

Суд сделал вывод, что Альфа-банк нарушил закон «О противодействии отмыванию доходов и выделению денежных средств террористической деятельности» и советов FATF. Подобные нарушения бывают основанием для санкционных мер со стороны регулятора, если они многократные, произнес СМИ партнер правовой компании «Арбитраж.ру» Владимир Ефремов: «Уровень санкционных мер представляется очень серьезным из имеющихся. Изучение оснований, по которым Центральный банк отзывал лицензии за прошедшие 5 лет, указывает, что больше чем в пятьдесят процентов случаев отзыв связан с проведением непонятных либо нелегальных операций либо также имеет подобное основание».

По данным отчета Росфинмониторинга за 2020 год,99 % установленных нарушений 115-ФЗ приводят к возбуждению административных дел, произнес СМИ глава подразделения форензик КПМГ в Российской Федерации и СНГ Игорь Лебедев. Вероятные санкционные меры — штрафы до 1 млн руб., отстранение руководящих лиц, административное приостановление работе организации на срок до 90 суток. Последняя форма реагирования — отзыв лицензии.

«Почаще всего такие дела завершаются административными санкционными мерами (штрафами), но банки и иные денежные организации относятся очень серьезно к схожим вопросам конкретно из-за вероятности отзыва лицензии», — сообщил Лебедев. К примеру, в течение 2020 года конкретно по данному основанию Центральный банк отозвал лицензии у 15 банков, за девять месяцев 2021 года — у 13.

Как офшорные зоны соединены с Абызовом и Альфа-банком

Первичную данные о сделке меж предположительными компаниями Абызова, Альфа-банка и Телеграм органы охраны правопорядка получили из копий договоров скидки долга (цессии), попавш?? в их распоряжение по оперативным каналам, следует из материалов суда. СМИ направил запросы в Телеграм и банки, обслуживавш?? стороны соглашений, также Credit Suisse и ВТБ со стороны Телеграм.

Абызов, его юристы и представители Альфа-банка опровергали свою связь с компаниями — участницами сделки с Телеграм. Прокурор Сергей Бочкарев в суде настаивал на этой связи, со ссылкой на данные Росфинмониторинга, ФСБ, зарубежных финразведок (также Латвии, Эстонии и БВО), и приводил последующие доводы:

Абызов хранил у себя документы компаний, будто бы не имевших к нему отношения. В ходе проведения обыска в марте 2019 года в пригородном доме бывшего министра обнаружили лист А3 со схемой покупки токенов Gram через кредит для GlobeBridgers SA. В кабинете Абызова на Саввинской набережной хранились 6 копий платежных распоряжений на перевод зарубежной валюты от GlobeBridgers SA в адрес Телеграм Group Inc.

Однако в схеме заявляется, что Абызов не держал под контролем GlobeBridgers SA, возражал бывший-глава министерства во время процесса. «В том документе написано абсолютно ясно — «компания напарника». Не в некоторой степени аффилирована, не на номинальном лице — напарника! Какие были партнерские отношения меж мной и основателями GlobeBridgers — это не предмет нынешнего изучения. Я готов на эти вопросы ответить. Мне их никто не задавал», — рассказал Абызов.

Один из «управляющих Совкомбанка» консультировал Абызова по вкладывательной тактики, и набросок с планом вложений в TON, возможно, возник у Абызова после этих разговоров, подразумевал Бочкарев.

Идет речь о заместителе руководителя Совкомбанка Алексее Панферове, сообщил, в ходе выступления в суде, сам Абызов, — они вправду встречались; при всем этом бывший-глава министерства отрицает наличие связи Панферова с возникновением схемы инвестирования в TON. Во время 2-ух встреч Абызова с Панферовым они обсуждали лишь вероятные вложения в товары Совкомбанка. Панферов, на самом деле, выступал «агентом по продажам» — это следует из протоколов его допросов, произнес СМИ юрист Абызова Юлий Тай. В Совкомбанке пояснений не предоставили.

В Совкомбанке при всем этом считали Абызова возможным выгодоприобретателем GlobeBridgers SA — там у швейцарской компании был счет. Этот вывод на основании открытых данных содержался в анкете банковского клиента, выдержку из которой привел прокурор. Информация из анкеты в Совкомбанке, что GlobeBridgers SA быть может связана с Абызовым, была только предположением, возможно, которые были связаны с личностью человека, бывш?? представителем швейцарской компании при открытии счета в 2018 году, говорили ответчики.

Это был Сергей Кибаров — доверенное лицо Абызова, которое работало на него около 10 лет. Ему дали ключ доступа к удаленному банковскому обслуживанию. А акт передачи этого ключа позже обнаружили в ходе проведенного обыска в кабинете у Абызова.

Ключ обнаружили в кабинете компаний RU-COM и «Запас» (трастовая компания, которая управляла активами Абызова) на рабочем месте самого Кибарова — он был трудоустроен в «Запасе»; Абызов в данном кабинете фактически не бывал, сообщил СМИ Юлий Тай. Как говорит защитник, тогда Мишель Лежнев попросил юристконсульта Абызова предоставить человека для открытия счета GlobeBridgers в Российской Федерации и этим человеком стал Кибаров. Однако это не обосновывает аффилированность Лежнева и Абызова, настаивает Тай.

Кибаров и глава одной из компаний в структуре бизнеса Абызова Алексей Коровкин удостоверяли следствию, что GlobeBridgers SA связана с делом Абызова, говорил прокурор. Юристы Абызова опровергали в суде, что из их показаний в ходе расследования дела можно было прийти к выводу о контроле Абызова над компанией.

Как считают Генеральной прокуратуры, Абызов сохранил контроль над Batios Holdings Limited, однако формально вышел из компании. В 2017 году Абызов сказал в налоговую инспекцию, что вышел из Batios, но на протяжении месяца после чего подконтрольные ему номинальные владельцы акций и руководителя её не оставили, выделил суд. Больше поздних информации о структуре владения Batios прокуратура не приводила. Представители Абызова отвечали, что с конца 2017 года стопроцентным владельцем акций компании является Oriden Holdings Ltd, к которой бывший-глава министерства не имеет отношения.

Связь Tomas Investing Limited, Zanelia Limited и Godet Limited с Альфа-банком суд доказывал тем, что:

от их лица в российских органах государственной власти всегда действовали люди, тесновато связанные с банком. Например, при постановке на налоговый учет в Российской Федерации их представляли Дмитрий Бертель и Светлана Маркочева. Они были работниками банка (к примеру, Маркочева — замом заведующего 1-го из допофисов) и в остальных ситуациях действовали со стороны банка. К примеру, Маркочева открыла счет Godet Limited, а Бертель подписал от лица банка контракт об обслуживании Tomas и Zanelia по системе «Альфа-клиент on-line».

При заключении этого же договора представителем офшорных зон была Ира Игольникова. Она генеральный директор организации «Петербургское агентство недвижимого имущества»; в её капитале через паевой инвестиционный фонд принимает участие «Альфа-Групп». Прокурор Бочкарев в суде сообщил, что Игольникова «от имени этой группы управляет целым рядом актов, активов больших, которые исчисляются млрд».

То, что работники Альфа-банка действовали от лица организаций, зарегистрированных в офшорах в налоговой, не обосновывает контроля над ними, объяснил в суде юрист банка Александр Веселов: как он сообщил, сопровождение постановки компании на налоговый учет — это часть пакета услуг, которые предоставляются банком. В доказательство он показал суду стандартной контракт на подобную услугу.

А также, Альфа-банк и Zanelia Limited вместе приняли участие в одном арбитражном деле, где у них был один представитель.

Что еще говорили представители Альфа-банка и Абызова

Абызов опровергал, что имел контроль над лицами, инвестировавш?? в Телеграм либо получили от компании Дурова часть возвращенных средств. Например, Мишель Лежнев и Morley Investments Limited, как считают Абызова, были самостоятельными финансистами в Телеграм. «Нет никаких документов, что сумма $22 млн получена мной. Я не могу быть ответчиком по её взысканию. Я не могу нести ответственности за то, чего я не получал, — говорил на процессе бывший-глава министерства. — Я почти все растерял за годы, которые провел в местах заключения, и не желаю, чтоб остальные люди теряли».

Его компания Alinor Investments Limited в 2018 году вправду отдала кредит в $35 млн швейцарской компании GlobeBridgers SA, объяснил СМИ юрист Абызова Юлий Тай, при всем этом отрицая, что это была часть средств, поступивших от реализации СИБЭКО. В GlobeBridgers SA были не лишь средства Абызова, произнес Тай: как он сообщил, руководитель фирмы Мишель Лежнев, являясь вкладывательным помощником в области больших технологий, привлек кредиты еще «приблизительно четырех» зарубежных финансистов. Ответчики опровергали, что другие $80 млн из заявленной суммы вложений в Телеграм имели отношение к Абызову.

Прокуратура добивалась изъятия «средств Абызова» у Лежнева и Morley Investments Limited, тогда как сами они даже не подозревали об этих претензиях, говорили юристы. Представители Лежнева и компаний в официальном порядке не были поставлены в известность о тяжбе, они заявляли, что узнали о ней из средств массовой информации и ходатайствовали о собственном допуске в процесс в качестве соответчиков либо третьих лиц, но судья в данном отказала. Юрист Тай думает, что суд допустил грубое процессуальное нарушение, «разрешив их судьбу на 10-ки миллионов долларов, но не дав им права быть выслушанными».

Представители Альфа-банка спорили с резонами прокурора, что учреждение допустило операции с средствами нелегального происхождения. Подразумеваемые средства Абызова в процессе сделки прошли через несколько банков — но несоблюдение норм противодействия легализации денежных средств инкриминируется лишь «Альфе», указывал её юрист Александр Веселов.

Разговор велся о средствах «от интернациональной компании с признанной деловой репутацией», которые ворачивались финансистам за счет облигационного займа (к примеру, от РФПИ), и поступали «со счета в банке номер два в Российской Федерации, с муниципальным участием, проводивш?? те же комплаенс-процедуры, что и мы», говорил Веселов: «Это нелепо: настаивать на том, что все средства, возвращенные из Телеграм, имели коррупционный шлейф. Тогда мы придем к выводу, что все средства в экономике коррупционны и преступны». В Телеграм Group Inc. и ВТБ не ответили на запросы СМИ.

В Генеральной Прокуратуре СМИ завили, что «информацию о суде по обращению в доход страны средств Михаила Абызова и Альфа-банка не могут быть предоставлены, так как судебное решение в текущее время опротестовано и в легитимную силу не вступило».