«Траст» снова шуршит против Минца

«Траст» просит российский арбитраж признать решение Третейского суда Лондона. Оно касается спора с компаниями Бориса Минца на сумму более 30 млрд рублей из-за соглашений с «Открытием».

Банк непрофильных активов «Траст», специализируем?? на возврате долгов бывших владельцев санированных ЦБ финансовых учреждений, подал в Арбитражный суд города Москва заявление «о признании и приведении в выполнение решения зарубежного суда». В качестве третьих лиц в нем указаны три компании — Centimila Services, Nori Holding Ltd и Coniston Management Ltd. Иной инфы о сущности обращения в карточке дела не приводится.

Centimila, Nori и Coniston бытуют в споре «Траста» и «Открытия» (банк был санирован в 2017 году и, как и «Траст», принадлежит ЦБ) с одной стороны и O1 Group предпринимателя Бориса Минца — с иной. Всего «Траст» и «Открытие» пробуют взыскать с Минца и его сыновей порядка $700 млн в Высочайшем суде Лондона, куда предприниматель с родственниками переехал в 2018 году. Соответственный заявление они подали еще в 2019 году, а в 2020-м перечень ответчиков расширился за счет бывший-соучредителя «Открытия» Вадима Беляева и бывшего собственника Рост Банка Микаила Шишханова.

Centimila и Nori, которые находится в периметре O1 Group, зарегистрированы на Кипре, а Coniston, которая контролируется предпринимателем Александром Несисом, — на Английских Виргинских островах. Размер претензий «Открытия» к компаниям составляет 35 миллиардов руб. и касается покупки неликвидных облигаций этих структур накануне того, как банк перебежал в собственность ЦБ.

Что говорят стороны о новом иске в Российской Федерации

Представитель «Траста», обсуждая сущность обращения в российский суд от 26 ноября, сказал СМИ, что идет речь о «признании и приведении выполнения решения Английского интернационального третейского суда» (LCIA). Сам суд подобное решение не открывал.

Юрист коллегии «Монастырский, Зюба, Степанов и Партнеры» Дмитрий Андреев, который до этого представлял интересы Nori и Centimila, произнес СМИ, что его клиенты «не получали копию этого обращения и не знают, какое непосредственно «решение зарубежного суда» банк «Траст» предполагает». Новое заявление «Траста» «может касаться второстепенного вопроса взыскания промежных затрат на адвокатов по одному из обращений банка», гласит Андреев: «Меж сторонами вправду имелся спор по причине обоснованности таковых затрат, но там идет речь об чрезвычайно и чрезвычайно маленьких суммах». Третейское разбирательство в столице Великобритании «еще не окончено и располагается в активной стадии (обмен документами, подтверждениями и т.д.), суд «еще не выносил никакого решения о взыскании потерь с моих клиентов и никакого решения по заявлению банков не ожидается в скором времени», подчеркивает юрист.

Как считают Андреева, обращение «Траста» «является злоупотреблением правом на обращение в суд и подлежит отклонению по процессуальным основаниям». Nori и Centimila — это зарубежные компании без собственности в Российской Федерации, «а означает, у российского суда очевидно отсутствует компетенция изучать такие обращения в отношении моих клиентов (ч. 9 ст. 38 Арбитражного процессуального кодекса Россия)», добавил юрист.

Но представитель «Траста» заявил СМИ, что заявление не относится лишь к судебным расходам, а «в действительности LCIA признал так именуемую замещающую сделку жульнической в собственном решении, которое остается секретным». «Размер потерь, подлежащих выплате банку, должен быть определен на заседаниях в 2022 году», — выделил он, подчеркнув, что решение LCIA было вынесено 23 июня.

В чем сущность замещающей сделки

В базу заявления, рассматриваем?? в Высочайшем суде Лондона, легли сделки «О1 Груп Финанс» с «Открытием» и Рост Банком — последние получали облигации O1 накануне того, как в 2017 году ЦБ санировал «Открытие» (ему принадлежал «Траст»), а скоро и Бинбанк (был обладателем Рост Банка). «Открытие» купило облигации на $500 млн (приблизительно 30 миллиардов руб. в то время), Рост Банк — на $350 млн (21 миллиардов руб.), а на приобретенные средства группа затушила кредиты перед этими же банками и освободила залоги. Однако банки лишились возможности возврата средств и получили взамен неликвидные облигации, считает «Траст»: бумаги носят нерыночной характер и не имеют значительного обеспечения, срок их погашения наступает в 2032 году, а главной купон выплачивается в конце срока.

Такой же спор изучается в Английском межгосударственном третейском суде (LCIA), сообщалось в материалах Высочайшего суда Лондона.

Семья Минца думает, что обвинения, которые были собраны против них в Российской Федерации, «безосновательны и беспочвенны». В декабре 2019 года Минц выдвинул к «Открытию» и «Трасту» в столице Великобритании встречные претензии, в которых сообщил, что растерял практически $1 миллиардов из-за действий управления «Открытия» и российского Центрального Банка России. Обвинения против себя предприниматель объяснил «личной неприязнью» заявителей. Касательно самих соглашений, то Минц сообщал суду, что бывший один из собственников «Открытия» Беляев сам попросил O1 Group о поддержки с платежеспособностью. Сыновья Минца Дмитрий и Александр подчеркивали, что считали покупку бондов банками экономически целесообразной: облигации поменяли кредиты, которые могли востребовать доп резервирования, не были довольно обеспечены и были выданы на компании без «выхода» на головную структуру O1 Group. Бумаги, как считают Минцев, можно было применять для операций РЕПО и привлечения короткосрочной платежеспособности.

В 2019 году Высочайший суд Лондона «заморозил» активы Минца — он утвердил распоряжение, который запрещает предпринимателю и троим его сыновьям отчуждать имущество на сумму в границах $572 млн во всем мире. Из материалов суда следовало, что активы домашнего траста Минца MF Trust составляют $300–400 млн.

А также, в отношении Минца и его сыновей в Российской Федерации открыто уголовно-процессуальное производство о трате (ст. 160 УК) средств банка «Открытие». Они заочно подвергнуты аресту, а государство предприниматель оставил еще в 2018 году.

Спор, такой же лондонскому, уже рассматривался в российском арбитраже. Тот еще в 2018 году встал на сторону «Открытия», разговор велся о задолженности на сумму 34,8 миллиардов руб. Однако потом Высочайший суд Лондона воспретил «Открытию» продолжать процесс в Российской Федерации под страхом уголовного наказания. Банк в предстоящем пробовал отрешиться от заявления, но арбитраж подобное обращение не принял.

Как может развиваться спор в предстоящем

Если заявление вправду соединено со спорами «Траста» и компаний O1, то права банка на ликвидные залоги восстановятся, гласит партнер, управляющий практики по разрешению споров «А-ПРО» Юлий Ровинский: «В этот категории дел у ответчиков чрезвычайно ограниченный инструментарий. Команда Бориса Минца сумеет заявить возражение про то, что вынесенное решение нарушает общественный порядок. Однако навряд ли это будет отлично, однако, может быть, дозволит незначительно затянуть функцию». Он колеблется, что структуры Минца будут исполнять решение добровольно, и считает, что в Российской Федерации взысканием займутся приставы.

Рассмотрение обращения «может продолжаться длительное время, в связи с тем, что все положения признаваемого решения должны быть исследованы, испытаны и приняты российским судом», показывает юрист, партнер J&S Legal Counsels and Trustees Константин Ерохин. Он подчеркивает, что решения зарубежных судов признаются в Российской Федерации, если это предвидено межгосударственным контрактом, но с Англией этого контракта нет. Процесс может продолжаться длительно, так как «все положения признаваемого решения должны быть исследованы, испытаны и приняты российским судом», считает Ерохин.

При этом, юрист Forward Legal Людмила Лукьянова сообщает, что российский суд «не будет пересматривать решение по факту, а проведет проверку несколько формальных моментов, таковых как: соответствующее уведомление иной стороны о разбирательстве в зарубежном суде, вступает ли решение в разногласие с общественным порядком Россия, не была ли нарушена необыкновенная компетенция российского суда, вступило ли решение зарубежного суда в легитимную силу». Nori, Centimila и Coniston ограничены в возможностях опротестовать либо поменять решение LCIA в Англии, если оно уже произошло: возможность этого «фактически равна нулю», подчеркивает юрист.

Обращение о признании зарубежного решения в Российской Федерации «изучается в особенном порядке и для него нет возможности апелляционного обжалования», показывает помощник по особым проектам соратники адвокатов А1 Сергей Демкин. Российский суд не имеет права пересматривать решение по факту. Если заявление удовлетворяется, выдается исполнительный лист, и банк получает право обращать взыскание на имущество ответчика. «За недавний период практика указывает, что российские суды без охоты узаконят решения британского арбитража по коммерческим спорам, но в этом случае возможность ублажения обращения «Траста» высочайшая, так как в итоге это прибыльно государству, в связи с тем, что «Траст» вместе с АСВ — инструмент ЦБ для работы с активами дефолтных банков и взыскания задолженности с субсидиарных ответчиков», — констатирует юрист.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.