Банкротство «на поток», или позывной «Станотин»

Банкротство "на поток", или позывной "Станотин"

Почему фирмы, связанные с известным в Самарской области предпринимателем Вячеславом Станотиным, много лет попадают в скандалы, но виртуозно их них выходят?

Как сообщает корреспондент The Moscow Post в Самарской области, на грани банкротства оказалось одно из крупнейших предприятий региона – группа «Аком». Некогда успешная компания, лидер рынка производителей автомобильных аккумуляторов, вдруг начал претерпевать трудности после смерти основателя холдинга Николая Игнатьева в прошлом году. По неподтвержденной информации, после трагедии к его вдове заявились покупатели и, получив отказ, ушли. А затем к предприятию вдруг появились многомиллионные претензии от ФНС.

В ведомстве трудится замначальником управления Дмитрий Станотин, который может приходиться родственником известного в области коммерсанта Вячеслава Станотина, бывшего главы Самарского речного порта. А ведь последний, вероятно, уже имел отношение не к одной банкротной истории в регионе.

Выход на банкротство — следствие проверки компании налоговой службой. Фискалы в ноябре-декабре 2020 года приняли два решения о привлечении «Аком-Инвеста» (структура ГК) к ответственности за совершение налогового правонарушения. В апреле 2021-го на основании этого решения были выставлены требования. Есть информация, что проверялись операции компании в 2016-2017 годах.

Согласно картотеке арбитражных дел, компания принялась оспаривать решение ФНС о привлечении к ответственности, в результате производство по банкротному делу было приостановлено. Параллельно «Аком-Инвест» сумел добиться обеспечительных мер, согласно которым налоговики не могут в принудительной форме взыскать задолженность.

Но временный успех рискует обернуться новыми проблемами: как пишет «Обозрение», маячит перспектива уголовного дела за уклонение от оплаты налогов, способным втянуть в свою орбиту и топ-менеджеров, и бенефициаров компании. 

После гибели основателя холдинга Николая Игнатова управлять фирмой стала его вдова Лилия Игнатьева. Но, как видно, спокойно жить у нее не получилось. Возможно ли, что кто-то просто пользуется удобным моментом, чтобы получить контроль над предприятием?

Вероятный интерес к активу понятен: то самое ООО «Аком-Инвест» имеет выручку в 1,7 млрд рублей и прибыль в 377 тысяч. Иными словами, это совсем не «бедный родственник». Тем не менее, в мае этого года в Арбитражный суд Самарской области поступило исковое заявление от компании о признании себя несостоятельным (банкротом). Что если госпожа Игнатьева таком образом пытается спасти активы?

Позывной — «Станотин»

В таком случае, кто же стоит за злоключениями «Акона»? Есть мнение, что курирует банкротную историю Дмитрий Станотин, замначальника областного УФНС. По неподтвержденной информации, он также может причастен к банкротству крупнейшего регионального перевозчика и владельца Центрального автовокзала АО «Евразийской корпорации автовокзалов», а также «Волгоцеммаша» («ВЦМ») — крупнейшего в Самарской области производителя технологического оборудования для изготовления цемента.

Дмитрий Станотин

Судя по ФИО, Дмитрий Вячеславович Станотин теоретически может приходиться сыном Вячеславу Станотину — известному в регионе предпринимателю, отметившимся в скандалах с речным портом и земельными участками. Может ли он действовать через предполагаемого сына?

Вячеслав Станотин ранее работал в органах прокуратуры, затем восемь лет руководил ОАО «Керамзит» и заводом ЖБИ-1. Уже после его ухода из последней фирмы, владельцы завода по производству стройматериалов ЖБИ-1 обратились в областное УВД с просьбой разобраться в деятельности бывшего директора Вячеслава Станотина. 

Как писал FLB, якобы Станотин имел отношение к пропаже с завода стройматериалов. Однако УВД дело не возбудило, а вскоре уже прокуратура возбуждила дело против самих владельцев ЖБИ-1. Им недвусмысленно намекнули, что они пошли против важного человека? По совпадению, тогда прокурором Самарской области трудился Александр Ефремов, бывший сослуживец Станотина. 

В июле 2006 года Вячеслав Станотин был назначен и. о. директора ОАО «Самарский речной порт» (второе официальное название — ОАО «Порт Самара»). При нем собственником 66,21% акций стало ОАО «Волгатранстерминал». Около 80% акций этой компании принадлежит правительству Самарской обл. Также в порту был избран новый Совет директоров. 

По информации «Хронографа», позднее Станотин был назначен руководителем областной ГИМС, но на деле мог принимать и дальше деятельное участие в жизни порта. Якобы в руководстве продолжали сидеть близкие к нему люди.

И они, если верить слухам, могли реализовывать в порту не совсем прозрачные схемы. Из-за нехватки площадок для складирования Самарский речной порт вынужден продавать его через посредников. И именно после завершения работы Станотина в порту неожиданно выяснилось, что часть используемых для добычи и складирования песка площадок находится в руках частных компаний.

В конце 2018-го — начале 2019 года региональное министерство лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования подало два иска к региональному Росреестру. В процессах Минлесхоз потребовал признать незаконным отказы Росреестра внести в Единый государственный реестр недвижимости сведения об изменении категорий двух земельных участков с категории «земли лесного фонда» на «земли населенных пунктов». Обе площадки (3234 кв. м и 16 766 кв. м) расположены прямо на берегу реки Сок рядом с со строящимся сейчас Сокским мостом, их до 2055 года арендует компания, близкая к Вячеславу Станотину, — ООО «ВолгаВодСтрой». Владеет фирмой Станотина Оксана, по информации «Самарского обозрения», родственница выходца из прокуратуры.

Но Минлесхоз в итоге проиграл оба дела. Тем не менее, площадки формально все еще остаются в лесной зоне, и ведомство еще может вернуться к этой истории. Такое развитие событий возможно в контексте нового конфликта, разворачивающегося на «станотинских» землях. Ведь в марте 2020 года региональное министерство транспорта  дорог подало иски в самарский арбитраж к ООО «ВолгаВодСтрой» и ООО «Мергель». Последней также владеет госпожа Станотина, а директором там является тот самый Вячеслав Станотин.

Участки, попавшие под изъятие, расположены в устье реки Сок, практически вплотную к Сокскому мосту. «ВолгаВодСтрой» арендует в этой локации 25,2 тыс. кв. м (из них изымается 5,2 тыс. кв. м), а «Мергель» владеет 10,4 тыс. кв. м (из них изымается 1,2 тыс. кв. м). Изымаемые участки входят в земли населенных пунктов и уже отведены под общее пользование — для размещения уличной сети. А оставшиеся у «ВолгаВодСтроя» и «Мергеля» площадки отнесены к землям лесного фонда. В итоге требования ведомства были удовлетворены.

Согласно картотеке арбитражных дел, претензии к «ВолгаВодСтрою» обнаружились и у Нижне-Волжского бассейнового водного управления, которое запустило масштабную ревизию собственных договоров водопользования. «ВолгаВодСтрою» же арендует наиболее крупные площадки возле Сокского моста. В арбитраже НВБВУ попыталось лишить компанию договора водопользования участком акватории площадью 0,011137 кв. м. Однако все инстанции НВБВУ последовательно проиграло.

И все это наводит на мысль — почему аффилированные к Станотину фирмы то и дело влипают в скандалы, но сам он выходит сухим из воды? Более того, информации о нем в открытых источниках крайне мало, что наводит на мысль, что он может ее банально зачищать. Слабо верится, что коммерсант, столько лет работающий в регионе на значимых должностях, вдруг может обойтись без внимания.

И если действительно зачищают, значит есть, что скрывать? И делать это Станотину могут помогать его бывшие сослуживцы из прокуратуры. Да и его вероятный сын Дмитрий тоже, очевидно, не последний человек в области.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Банкротство «на поток», либо позывной «Станотин»

 
Банкротство "на поток", либо позывной "Станотин"

Почему компании, которые связаны с популярным в Самарской области бизнесменом Вячеславом Станотиным, на протяжении нескольких лет попадают в конфликты, но искусно их них выходят?

Как рассказывает журналист Москов Пост в Самарской области, на грани раззорения оказалось одно из самых крупных компаний региона – группа «Аком». Некогда удачная компания, лидер рынка производителей авто аккумов, вдруг начал претерпевать сложности после погибели основоположника холдинговой компании Николая Игнатьева в прошедшем году. По неподтвержденной инфы, после катастрофы к его вдове заявились покупатели и, получив отказ, ушли. А потом к предприятию вдруг возникли многомиллионные претензии от ФНС.

В министерстве трудится заместителем руководителя управления Дмитрий Станотин, который может приходиться родственником популярного в области предпринимателя Вячеслава Станотина, экс-руководителя Самарского речного порта. А ведь последний, возможно, уже имел отношение не к одной банкротной истории в регионе.

Выход на банкротство — следствие проверки компании налоговой службой. Фискалы в ноябре-декабре 2020 года приняли два решения о привлечении «Аком-Инвеста» (структура ГК) к ответственности за совершение налогового правонарушения. В апреле 2021-го на основании этого решения были выставлены требования. Есть информация, что проверялись операции компании в 2016-2017 годах.

В соответствии с картотеке арбитражных дел, компания начала обжаловать решение ФНС о привлечении к ответственности, в итоге создание по банкротному делу было временно прекращено. Параллельно «Аком-Инвест» смог достигнуть мер обеспечительного характера, в соответствии с которыми налоговики не могут в принудительной форме взыскать долг.

Однако временный фуррор испытывает судьбу обернуться новыми трудностями: как пишет «Обозрение», маячит возможность уголовного дела за уклонение от оплаты налоговых платежей, которые способны втянуть в свою орбиту и управленцев, и выгодоприобретателей компании. 

После смерти основоположника холдинговой компании Николая Игнатова управлять компанией стала его вдова Лилия Игнатьева. Однако, как видно, расслабленно жить у нее не вышло. Может быть ли, что кто-то просто пользуется комфортным моментом, чтоб получить контроль над предприятием?

Возможный интерес к активу понятен: то самое ООО «Аком-Инвест» имеет выручку в 1,7 миллиардов рублей и прибыль в 377 тысяч. Другими словами, это совершенно не «бедный родственник». Однако, в мае текущего года в Арбитражный суд Самарской области поступило исковое заявление от компании о признании себя беспочвенным (нулем). Что если госпожа Игнатьева таком образом пробует спасти активы?

Позывной — «Станотин»

При подобном положении, кто же стоит за злоключениями «Акона»? Есть мнение, что курирует банкротную историю Дмитрий Станотин, заместитель руководителя областного УФНС. По неподтвержденной инфы, он также может имеет отношение к банкротству наикрупнейшго местного перевозчика и обладателя Центрального автовокзала АО «Евразийской компании автовокзалов», также «Волгоцеммаша» («ВЦМ») — наикрупнейшго в Самарской области производителя технологического оборудования для производства цемента.

Дмитрий Станотин

Судя по ФИО, Дмитрий Вячеславович Станотин на теоретическом уровне может приходиться сыном Вячеславу Станотину — популярному в регионе бизнесмену, отметившимся в скандалах с речным портом и земляными участками. Может ли он действовать через подразумеваемого сына?

Вячеслав Станотин до этого трудился в органах прокуратуры, потом 8 лет управлял ОАО «Керамзит» и заводом ЖБИ-1. Уже после его ухода из последней компании, обладатели завода по производству строительных материалов ЖБИ-1 обратились в областное УВД с просьбой разобраться в работе экс-руководителя Вячеслава Станотина. 

Как писал FLB, будто бы Станотин имел отношение к пропаже с завода строительных материалов. Но УВД дело не возбудило, а скоро уже прокуратура возбуждила преследование в отношении самих хозяев ЖБИ-1. Им однозначно сделали намек, что они пошли против принципиального человека? По совпадению, тогда прокурором Самарской области трудился Александр Ефремов, который был коллега Станотина. 

В июле 2006 года Вячеслав Станотин был назначен и. о. руководителя ОАО «Самарский речной порт» (2-ое официальное заглавие — ОАО «Порт Самара»). При нем владельцем 66,21 % акций стало ОАО «Волгатранстерминал». Около восьмидесяти процентов акций этой компании принадлежит кабинету министров Самарской обл. Кроме того в порту был выбран новый Совет руководителей. 

По имеющимся сведениям «Хронографа», позже Станотин был назначен управляющим областной ГИМС, но на самом деле мог принимать и далее инициативное участие в жизни порта. Будто бы в руководстве продолжали посиживать близкие к нему люди.

И они, если веровать домыслам, могли реализовывать в порту не так чтобы прозрачные схемы. Из-за недостатка площадок для складирования Самарский речной порт обязан продавать его через посредников. И конкретно после окончания работы Станотина в порту нежданно было установлено, что часть применяемых для добычи и складирования песка площадок располагается в руках коммерческих организаций.

В конце 2018-го — начале 2019 года региональное министерство лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования подало два заявления к региональному Федеральной службе госрегистрации. В действиях Минлесхоз потребовал признать нелегальным отказы Федеральной службы госрегистрации внести в Единый госреестр недвижимого имущества сведения об изменении категорий 2-ух земляных участков с категории «земли лесного фонда» на «земли населенных пунктов». Обе площадки (3234 кв. м и 16 766 кв. м) размещены прямо на берегу реки Сок недалеко от со возводимым на данный момент Сокским мостом, их до 2055 года снимает в аренду компания, близкая к Вячеславу Станотину, — ООО «ВолгаВодСтрой». Обладает компанией Станотина Оксана, по имеющимся сведениям «Самарского обозрения», родственница выходца из прокуратуры.

Однако Минлесхоз в конечном итоге проиграл оба дела. Однако, площадки формально все еще остаются в лесной зоне, и учреждение еще может возвратиться к этой истории. Подобное ход ситуации может быть в контексте нового конфликтной ситуации, разворачивающегося на «станотинских» землях. Ведь в марте 2020 года региональное министерство транспорта  дорог подало заявления в самарский арбитраж к ООО «ВолгаВодСтрой» и ООО «Мергель». Последней также обладает госпожа Станотина, а руководителем там является тот Вячеслав Станотин.

Участки, которые попали под изъятие, размещены в устье реки Сок, фактически впритирку к Сокскому мосту. «ВолгаВодСтрой» снимает в аренду в данной локации 25,2 тыс. кв. м (из них изымается 5,2 тыс. кв. м), а «Мергель» обладает 10,4 тыс. кв. м (из них изымается 1,2 тыс. кв. м). Изымаемые участки входят в земли населенных пунктов и уже заведены под общее использование — для расположения уличной сети. А оставшиеся у «ВолгаВодСтроя» и «Мергеля» площадки отнесены к землям лесного фонда. В конечном итоге требования учреждения были удовлетворены.

В соответствии с картотеке арбитражных дел, претензии к «ВолгаВодСтрою» обнаружились и у Нижне-Волжского бассейнового аква управления, запустившее масштабную ревизию своих договоров водопользования. «ВолгаВодСтрою» же снимает в аренду более большие площадки около Сокского моста. В арбитраже НВБВУ попробовало лишить компанию контракта водопользования участком территории площадью 0,011137 кв. м. Но все инстанции НВБВУ поочередно проиграло.

И все это наводит на идея — почему связанные к Станотину компании то и дело влипают в конфликты, но сам он выходит сухим из воды? Кроме того, инфы о нем в открытых источниках очень не много, что наводит на идея, что он может её обыденно зачищать. Слабо верится, что предприниматель, столько лет работающий в регионе на важных постах, вдруг может обойтись без внимания.

И если вправду зачищают, означает есть, что утаивать? И делать это Станотину могут оказывать помощь его бывшие сослуживцы из прокуратуры. Ну и его возможный сын Дмитрий тоже, разумеется, не последний человек в области.