Ретро-бонус Алексея Алексина.

Ретро-бонус Алексея Алексина

Президенту Белоруссии Лукашенко за подаренную табачную монополию друг откатил автопарк стоимостью $1,7 млн

Ретро-бонус Алексея Алексина.

Алексей Алексин (в центре)

В 2018 году белорусский диктатор Александр Лукашенко радикально реструктурировал национальную табачную индустрию в интересах своего близкого друга Алексея Алексина, которого до этого в стране знали как энергетического магната.

Журналисты OCCRP выяснили, что несколько месяцев спустя Алексин преподнес службе безопасности Лукашенко щедрый подарок: девять машин и мотоциклов. Транспортные средства, стоимость которых оценивается в 1,7 миллиона долларов, выявили при анализе утечки из базы данных белорусской ГАИ, попавшей в распоряжение «Киберпартизанов» — группы белорусских хакеров, поддерживающих демократическое движение.

Ретро-бонус Алексея Алексина.

Александр Лукашенко

Лукашенко видели в автомобилях, очень похожих на те, что подарил Алексин, включая ГАЗ-69 1967 года выпуска. На этой классической советской машине он провел экскурсию по родному городу для президента России Владимира Путина.

Ретро-бонус Алексея Алексина.

Двенадцатого октября 2018 года белорусский президент Александр Лукашенко провел для российского коллеги Владимира Путина экскурсию по своей малой родине, Александрии. Лидеры двух стран ездили по городу на советском ГАЗ-69 1967 года выпуска — одной из девяти подаренных машин

По словам литовского политолога Нериюса Малюкевичюса, который изучает Беларусь, из-за столь щедрых подарков создается впечатление, что стороны заключили некую взаимовыгодную сделку.

«Выглядит как “откат”, когда политическим фигурам или институтам покупают роскошные автомобили. […] В демократическом государстве это вызовет скандал и отставки. В России или Беларуси это норма», — говорит Малюкевичюс.

Алексин отказался говорить о подаренных им транспортных средствах. В администрации Лукашенко не ответили на запрос о комментарии.

Сигаретный король

До недавнего времени белорусскую табачную индустрию, в центре которой расположенная на западе страны фабрика «Неман», практически полностью контролировало государство — это отголоски советской республики с плановой экономикой.

Однако в августе 2018 года Лукашенко предоставил Алексину и его компании «Энерго-Ойл» эксклюзивные права на оптовую торговлю сигаретами, которые производит «Неман». Под контроль фирмы также отдали крупнейшую в стране сеть сигаретных киосков и выдали ей редкую лицензию на импорт сигарет. По данным Минфина США, в 2020 году Лукашенко даже изменил границы Минска, чтобы бизнесмен мог построить табачную фабрику за официальной границей города — «вероятно, по причинам, связанным с уклонением от уплаты налогов».

Непонятно, почему Лукашенко передал контроль над одной из ведущих отраслей страны Алексину, у которого не было опыта в этой сфере. На сайте «Энерго-Ойл» указано, что табачным бизнесом компания занялась лишь в 2018 году.

OCCRP рассказывал о том, что Алексин стал видным деятелем на родине после того, как в начале 2010-х годов ЕС ввел санкции в отношении ближайшего окружения Лукашенко. Не попавший в санкционный список бизнесмен мог продолжать бизнес в Европе.

В октябре 2018 года Алексин подарил службе безопасности Лукашенко восемь транспортных средств, а в ноябре — еще одну машину.

Некоторые из даров Алексина весьма ценные или уникальные:

автомобиль BCC Vintage 2018 года. Машину производит российская компания Bilenkin Classic Cars, которая специализируется на реставрации и модернизации классических машин;
два автомобиля Maybach 62S, стоимость которых оценивается в 500 тысяч долларов за каждый;
Chevrolet Impala 1958 года, примерная стоимость которого — 100 тысяч евро
Классический ГАЗ-69 1967 года;
«микрокар» Renault Twizy 2013 года;
мотоцикл Harley-Davidson 2017 года;
мотоцикл Jawa 350 1969 года;
трицикл Spyder F3SM6 2015 года.

Ретро-бонус Алексея Алексина.

Фотография автомобиля BCC Vintage с белорусской символикой в Instagram компании. После звонка журналистов с вопросом о том, выполнена ли эта машина по заказу Алексина, BCC удалила снимок со своей страницы

Вероятно, мотоциклы и трицикл предназначались старшему сыну Лукашенко Виктору — заядлому байкеру и фанату Harley-Davidson. В 2019 году Алексин даже посетил вместе с Виктором Лукашенко российское мотоциклетное ралли, организованное международным байкерским клубом Iron Birds, сооснователем которого выступает сын авторитарного лидера.

Ретро-бонус Алексея Алексина.

Виктор Лукашенко на фестивале H.O.G., который проводят для владельцев мотоциклов Harley-Davidson. Минск, 2018 год

По словам Лауринаса Богушявичюса, главы вильнюсского автосалона Deals on Wheels, стоимость подаренных Алексиным транспортных средств составляет порядка 1,7 миллиона евро. Он говорит, что наибольшую ценность представляют два автомобиля Maybach.

«Эти машины такие редкие, их так мало выпустили, что продавец сам устанавливает цену», — сказал Богушявичюс журналистам Siena.

Всплеск контрабанды

Беларусь не публикует статистические данные, касающиеся национальной табачной индустрии, поэтому трудно сказать, сколько мог заработать Алексин благодаря монополии на торговлю сигаретами. Однако заявленная прибыль его основной компании, «Энерго-Ойл», позволяет предположить, что на кону значительные суммы. Согласно документам, чистая прибыль компании, которая среди прочего занимается оптовой торговлей сигаретами производства «Неман», в прошлом году составила 280 миллионов белорусских рублей (порядка 115 миллионов долларов), а объем продаж — свыше 600 миллионов долларов.

Ретро-бонус Алексея Алексина.

Есть основания полагать, что как минимум часть этих средств связана с контрабандным бизнесом. Фабрику «Неман» давно обвиняют в производстве дешевых сигарет, которые позже контрабандой доставляют в Европу. OCCRP выявил, что примерно в то же время, когда Алексин получил монополию на оптовую торговлю продукцией фабрики, был отмечен всплеск контрабанды сигарет производства «Неман» в ЕС через Литву, у которой протяженная сухопутная граница с Беларусью.

В прошлом году литовские власти изъяли 17,2 миллиона пачек нелегальных белорусских сигарет в ходе плановых досмотров и внезапных проверок, а в 2017-м правоохранители конфисковали 4,8 миллиона пачек.

«В последние годы стало обычным делом найти в грузовике тысячу-полторы блоков (до 750 тысяч пачек) контрабандных сигарет, что раньше случалось крайне редко», — рассказал Гедиминас Куликаускас, пресс-секретарь Криминальной службы литовской таможни.

Беларусь производит гораздо больше сигарет, чем требует внутренний рынок страны, поэтому возникает вопрос: излишки предназначаются для контрабандной торговли в странах ЕС? Одна только фабрика «Неман» произвела в прошлом году более 30 миллиардов сигарет, однако в 2018-м граждане Беларуси потребили лишь 16 миллиардов сигарет; более поздние данные недоступны.

Ретро-бонус Алексея Алексина.

Сейчас Алексин занимает ведущую позицию в белорусской табачной индустрии, а его компании обеспечивают поставки сигарет, которые доставляют контрабандой в ЕС.

«Без избыточного производства и монополии на оптовую торговлю нынешняя контрабандная схема не существовала бы — по крайней мере в таких масштабах», — говорит Куликаускас.

Алексин категорически отрицает причастность к контрабанде. «Это лишь слухи, которые кто-то распространяет», — сказал он по телефону журналистам OCCRP в начале этого года.

В прошлом году в ответ на жестокие репрессии против демонстрантов, выступающих за демократию, США, а позже ЕС и Канада внесли Алексина в санкционный список, отметив, что он «практически монополист в сфере производства табачных изделий в Беларуси».

В Минфине США бизнесмена назвали одним из «кошельков» Лукашенко, которые, «вероятно», предоставляют диктатору «средства для личного обогащения и финансирования его коррумпированного и жестокого режима».

Ретро-бонус Алексея Алексина.

Конфискованные за последние годы в Литве сигареты производства фабрики «Неман»

По данным Минфина, взамен Алексин и другие олигархи получают доступ к госресурсам, налоговые льготы и другие преференции — таким образом в стране создается сеть патронажа, которая «поддерживает жестокий режим Лукашенко в ущерб белорусскому народу».

США также наложили санкции на «Неман», отметив, что «производимые на фабрике марки сигарет в числе тех, которые чаще всего ввозят контрабандой в ЕС». Литовский политолог Мариус Лауринавичюс считает, что контрабанда сигарет — ключевой пункт бизнес-модели Алексина. Он отметил, что режим Лукашенко тоже имеет выгоду.

«В таких странах контрабандой не занимаются, не имея так называемой крыши (защиты) в правительстве», — говорит он.

«Он ведет бизнес за тех, кто официально это делать не может», — сказал Лауринавичюс.

***

Литовский канал «кошельков» Лукашенко

Зайцев был помощником сына президента Белоруссии, Алексин — магнат широкого профиля, избежавший санкций ЕС

Ретро-бонус Алексея Алексина.

Слева направо: Александр Лукашенко, Александр Зайцев, Алексей Алексин, Николай Воробей

Дом номер 2 на улице Гедрайчу — пожалуй, одно из самых запущенных зданий в Вильнюсе.

Это один из немногих многоквартирных домов советской эпохи, оставшихся в центре литовской столицы. Стены здания рушатся, тут пахнет мусором и мочой. Похоже, что живут тут только бездомные.

Несмотря на это, дом номер 2 на улице Гедрайчу — настоящий деловой центр, по крайней мере документально. С 2007 по 2016 год в седьмой квартире было зарегистрировано более полусотни компаний.

Еще страннее то, что среди них была фирма одного из богатейших людей Беларуси — Алексея Алексина. Согласно документам, зарегистрированная там компания Lexie Ventures оказывала консалтинговые услуги, однако через нее купили еще одну квартиру в Вильнюсе, зарегистрировав в ней две другие фирмы, у которых также не было сотрудников и которые, по-видимому, не вели коммерческой деятельности.

Зато у них были банковские счета. Менее чем за два года через них провели 46 миллионов евро неизвестного происхождения. Крупные трансакции, которые совершали две загадочные компании, зарегистрированные в квартире Алексина, могут быть свидетельством его богатства, связей и способности без труда проходить европейские границы.

То, чем Алексин занимался в Литве (хоть мы и не до конца в этом разобрались), — крайне важно, поскольку он олицетворяет новое поколение белорусских бизнесменов. Относительно молодых, глобально мыслящих и, что, возможно, главное, — не попадающих под санкции ЕС.

Алексин и его деловой партнер Александр Зайцев ворвались в деловой мир Беларуси после того, как в 2012 году в отношении старшего поколения олигархов ввели санкции.

Так хотели наказать возглавляющего страну диктатора Александра Лукашенко за жестокий и кровопролитный разгон протестующих и журналистов после президентских выборов 2010 года. Лукашенко, его родственникам и ближайшим соратникам запретили вести бизнес в этом секторе, в связи с чем близким к режиму магнатам стало сложно переводить деньги в Беларусь и за ее пределы.

В том же году относительно малоизвестные Зайцев и Алексин начали осваивать Литву, граничащую с Беларусью страну — участницу ЕС, куда часто выводят капиталы белорусы.

В 2012 году оба получили в Литве вид на жительство и открыли там компании. (Документы позже аннулировали по причинам, которые Департамент миграции Литвы отказался раскрыть.) Однако характер их деятельности (в случае Алексина примером служит регистрация предприятия в развалюхе в самом центре Вильнюса) вызывает серьезные вопросы о том, чем они занимаются в ЕС.

Тогда же Зайцев и Алексин получили щедрые экономические преференции от режима Лукашенко и быстро стали видными деятелями у себя на родине.

В 2019 году местная ежедневная газета отдала Алексину четвертое место в списке самых влиятельных бизнесменов Беларуси, сообщив, что он ведет деятельность почти во всех сферах — от энергетики и логистики до гостиничного бизнеса и поставок продуктов. Когда он решил открыть сигаретную фабрику, Лукашенко лично отдал приказ изменить границы белорусской столицы — на расположенные за городом предприятия распространяется меньше строительных ограничений. Алексин практически полностью контролирует местный оптовый табачный рынок — у него есть право покупать продукцию у крупнейшей государственной сигаретной фабрики страны.

Зайцев в свою очередь продает по всему миру белорусские тракторы и карьерные самосвалы. Одна из его компаний получила особое разрешение на добычу золота в Судане после того, как в 2018 году Лукашенко лично заключил крупную сделку с тогдашним диктатором страны Омаром аль-Баширом.

«Сейчас эти люди входят в десятку самых влиятельных и успешных бизнесменов, однако в 2013 году их и в первой сотне не было», — говорит литовский политолог Витис Юрконис, изучающий Беларусь.

По некоторым данным, Алексин и Зайцев состоят в близком окружении старшего сына диктатора, Виктора Лукашенко. По словам бывшего сотрудника администрации президента Беларуси, попросившего не раскрывать его имя из соображений безопасности, Зайцев когда-то был помощником Лукашенко-младшего.

«Александр Зайцев долгое время работал в госаппарате, в том числе помощником Виктора Александровича Лукашенко, это была одна из его последних должностей», — сказал бывший чиновник.

По мнению Юркониса, эти двое заняли место находящихся под санкциями финансистов режима, которые больше не могли вести бизнес в Европе.

«Что нужно сделать, чтобы стремительно, как комета, ворваться в десятку самых богатых и влиятельных людей страны? — размышляет Юрконис. — Некоторые ответы очевидны».


Партнер под санкциями

Алексин и Зайцев совместно с бизнесменом Николаем Воробьем владеют компанией Bremino Group, которая управляет специальной экономической зоной в родном регионе Лукашенко на востоке Беларуси. В соответствии с указами президента расположенной на границе с Россией зоне предоставили значительные налоговые и таможенные льготы и освободили ее от множества ограничений.

В декабре ЕС ввел санкции против Воробья и еще нескольких бизнесменов в ответ на недавние репрессии в отношении политической оппозиции и мирных демонстрантов со стороны режима Лукашенко.

Еврокомиссия отметила, что одной из официальных причин внесения Воробья в санкционный список была Bremino Group — «компания, которая получала налоговые льготы и другие формы поддержки от белорусской администрации».

Однако совладельцы предприятия, Зайцев и Алексин, по неясным причинам этой участи избежали. Еврокомиссия отказалась ответить, были ли они кандидатами на попадание в санкционный список. Воробей не ответил на запрос о комментарии, однако уже ощутил действие ограничений: через несколько дней после того, как его внесли в санкционный список, Национальный банк Украины отказал ему в покупке «БТА Банка».

Представитель Зайцева отказался комментировать его литовский бизнес и отношения с режимом Лукашенко. Алексин не ответил на запросы о комментарии.

Все пути ведут к Lewben

Литовские предприятия Алексина и Зайцева были зарегистрированы похожим образом. Возможно, потому, что олигархи обращались за помощью к одной компании — Lewben, известной местной фирме по управлению активами.

Компании Paralama и Corami, которые вывели 46 миллионов долларов в Литву, основали в один день в 2013 году. Их зарегистрировали в вильнюсской квартире, купленной Lexie Ventures — консалтинговой фирмой Алексина, «расположенной» в разрушенном здании.

Оба предприятия отличались похожей необычной структурой собственности, за которой, по-видимому, стояла Lewben. У них был один совладелец — принадлежащая Lewben кипрская фирма.

У каждой из компаний было еще по одному совладельцу с похожим названием: Stichting Paralama и Stichting Corami. Это были подконтрольные Lewben частные фонды, зарегистрированные в Нидерландах. (У нидерландских фондов нет акционеров — только руководители. Их часто используют для сокрытия собственников и вывода прибыли с целью избежания уплаты налогов.) Они оба связаны с Алексиным: фонды выдали доверенности его нынешнему деловому соратнику и давнему партнеру Lewben Мариусу Гирзадасу.


Полуразрушенная квартира, в которой Алексин зарегистрировал свою первую компанию, также была связана с Lewben: до середины 2019 года она принадлежала литовской компании Amber Realty Investments, которой владел член правления Lewben.

Согласно документам, Paralama была оптовым продавцом автозапчастей. Бизнес не имевшей сотрудников компании процветал. За 2014 год и первые девять месяцев 2015-го она заработала 42,3 миллиона евро. Потом предприятие быстро ликвидировали.

Через счета Corami, которая также якобы продавала автозапчасти, провели четыре миллиона евро, а в 2015 году компанию закрыли — в тот же день, что и Paralama.

Всего менее чем за два года эти две компании, у которых даже сотрудников не было, провели через свои литовские счета более 46 миллионов евро, хотя в финансовых отчетах нет никакой информации о том, откуда поступили эти деньги и куда их отправили.

Ретро-бонус Алексея Алексина.

По словам главы литовского отделения Transparency International Сергея Муравьева, были явные признаки того, что компании отмывали деньги.

«Если по одному адресу регистрируют несколько компаний (не говоря уже о предприятиях, зарегистрированных в полуразрушенных помещениях), если у них нет сайтов, они находятся под контролем офшорных организаций, у них нет сотрудников, но при этом высокие показатели продаж, — это явные тревожные сигналы, которые должны привлечь внимание контролеров, отвечающих за борьбу с отмыванием денег», — рассказал Муравьев журналистам OCCRP.

Литовское предприятие Зайцева имело дело с куда меньшими суммами, однако открылось примерно в то же время.

В 2012 году бизнесмен зарегистрировал в стране фирму Sohra — позже он так назовет свою белорусскую группу компаний.

Белорусская Sohra станет крупным экспортером автомобилей государственного производства, однако ее литовская тезка пойдет совсем по другому пути.

За пару лет она накопила активы на сумму порядка 300 тысяч евро, якобы занимаясь грузовыми перевозками и международной логистикой. В 2015 году компания внезапно прекратила торговлю.

В 2017 году Зайцев продал предприятие. Покупателем стала кипрская компания Litenburgo Investments, созданная и контролируемая Lewben, но принадлежащая голландскому фонду, который также находился под управлением литовской фирмы.

В 2018 году Зайцев стал единоличным владельцем Litenburgo, а в следующем году Sohra вернулась к торговле, и ее годовой объем продаж составил 224 тысячи евро.

Непонятно, зачем бизнесмен продал компанию офшорной фирме, связанной с его менеджерами по управлению активами, а менее чем через год снова взял ее под свой прямой контроль.

В Lewben журналистам OCCRP сказали, что среди клиентов компании не было белорусских «политически значимых лиц», однако отказались от дальнейших комментариев.

Юрконис говорит, что Алексина и Зайцева следует считать «политически значимыми лицами» из-за их близости к режиму Лукашенко.

Политолог пояснил, что в таких странах, как Беларусь, выстроена «четкая вертикаль власти и нет надлежащей системы сдержек и противовесов, как это принято в демократических государствах». Он добавил, что «в этом случае человек, не занимающий госдолжность, все равно может получать преференции и привилегии, что ставит под удар здоровую конкуренцию».

Lewben сообщила, что строго соблюдает все законы и процедуры борьбы с отмыванием денег и проверяет клиентов на предмет возможных санкций, политических связей или репутационных рисков.

В ответ на вопрос о компаниях, зарегистрированных в доме номер 2 на улице Гедрайчу, в Lewben сказали, что когда-то планировали переделать это здание под офисное пространство.

«Однако, — добавили в компании, — проект так и не разработали».

Литовской компании Алексина Lexie Ventures больше не принадлежит квартира, в которой зарегистрировали Paralama и Corami. Сейчас она ведет деятельность в престижном районе на севере Вильнюса.

Однако у Алексина по-прежнему есть доля в предприятии. Его не коснулись санкции, под которые угодил его деловой партнер и другие сторонники режима Лукашенко.

В сборе и анализе материала для расследования также участвовала Амра Джонлич (OCCRP ID).


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Ретро-приз Алексея Алексина.

 

Ретро-приз Алексея Алексина

Президенту Республики Белоруссия Лукашенко за подаренную табачную монополию товарищ откатил автомобильный парк ценой $1,7 млн

Ретро-приз Алексея Алексина.

Алексей Алексин (в центре)

В 2018 году белорусский теран Лукашенко радикально реструктурировал национальную табачную промышленность в интересах собственного хорошего товарища Алексея Алексина, которого ранее в государстве знали как энергетического магната.

Репортеры OCCRP узнали, что несколько месяцев спустя Алексин преподнес службе безопасности Лукашенко щедрый подарок: девять машин и байков. Тс, цена которых оценивается в 1,7 миллиона долларов, обнаружили при анализе утечки из информационные базы белорусской ГАИ, которая попала в распоряжение «Киберпартизанов» — группы белорусских взломщиков, которые поддерживают демократическое движение.

Ретро-приз Алексея Алексина.

Лукашенко

Лукашенко видели в машинах, чрезвычайно схожих на те, что подарил Алексин, в том числе ГАЗ-69 1967 года выпуска. На этой традиционной русской машине он провел экскурсионную поездку по родному городу для главу Российской Федерации Владимира Путина.

Ретро-приз Алексея Алексина.

Двенадцатого октября 2018 года руководитель Республики Беларусь Лукашенко провел для российского соратники Владимира Путина экскурсионную поездку по собственной малой родине, Александрии. Главы двух государств ездили по городу на русском ГАЗ-69 1967 года выпуска — одной из 9 подаренных машин

Согласно мнению литовского политолога Нериюса Малюкевичюса, изучающ?? Беларусь, из-за настолько щедрых подарков создается воспоминание, что стороны заключили некоторую взаимовыгодную сделку.

«Смотрится как “откат”, когда политическим фигурам либо институтам приобретают шикарные авто. […] В демократическом государстве это вызовет скандал и ухода с поста. В Российской Федерации либо Беларуси это норма», — полагает Малюкевичюс.

Алексин не согласился разговаривать о подаренных им транспортных средствах. В администрации Лукашенко ответа на обращение не предоставили о комменты.

Сигаретный повелитель

До недавнего времени белорусскую табачную промышленность, в центре которой расположенная на западе государства фабрика «Неман», фактически всецело держало под контролем правительство — это отголоски русской республики с плановой экономикой.

Но в августе 2018 года Лукашенко предоставил Алексину и его организации «Энерго-Ойл» эксклюзивные права на оптовую торговлю сигаретами, которые производит «Неман». Под контроль компании также дали крупнейшую в государстве сеть сигаретных киосков и выдали ей редчайшую лицензию на ввоз сигарет. По данным Министерства финансов США, в 2020 году Лукашенко даже изменил границы Минска, чтоб предприниматель мог выстроить табачную предприятие за официальной границей города — «возможно, в связи с причинами, которые были связаны с уклонением от уплаты налоговых платежей».

Неясно, почему Лукашенко передал контроль над одной из ведущих отраслей государства Алексину, у которого не было опыта в данной отрасли. На интернет-ресурсе «Энерго-Ойл» обозначено, что табачным делом компания начала заниматься только в 2018 году.

OCCRP говорил про то, что Алексин стал видным деятелем на родине после того, как сначала 2010-х годов ЕС ввел санкционные меры в отношении наиблежайшего окружения Лукашенко. Не попавший в санкционный перечень предприниматель мог продолжать бизнес в Европе.

В октябре 2018 года Алексин подарил службе безопасности Лукашенко 8 тс, а в ноябре — еще одну машину.

Некоторые из даров Алексина очень ценные либо неповторимые:

машина BCC Vintage 2018 года. Машину производит организация из России Bilenkin Classic Cars, специализируем?? на реконструкции и усовершенствования традиционных машин;
два машины Maybach 62S, цена которых оценивается в пол миллиона долларов за каждый;
Шевроле Impala 1958 года, примерная цена которого — 100 тысяч евро
Традиционный ГАЗ-69 1967 года;
«микрокар» Рено Twizy 2013 года;
байк Harley-Davidson 2017 года;
байк Jawa 350 1969 года;
трицикл Spyder F3SM6 2015 года.

Ретро-приз Алексея Алексина.

Фото машины BCC Vintage с белорусской символикой в Инстаграмм компании. После звонка представителей СМИ с вопросом про то, выполнена ли эта машинка по заказу Алексина, BCC удалила снимок со собственной странички

Возможно, байки и трицикл были предназначены старшему сыну Лукашенко Виктору — конкретному байкеру и поклоннику Harley-Davidson. В 2019 году Алексин даже посетил вместе с Виктором Лукашенко российское мотоциклетное ралли, организованное межгосударственным байкерским клубом Iron Birds, соорганизатором которого выступает сын своевластного лидера.

Ретро-приз Алексея Алексина.

Виктор Лукашенко на фестивале H.O.G., который проводят для хозяев байков Harley-Davidson. Минск, 2018 год

Согласно мнению Лауринаса Богушявичюса, главы вильнюсского автомобильного салона Deals on Wheels, цена подаренных Алексиным тс составляет порядка 1,7 миллиона евро. Он сообщает, что самую большую ценность представляют два машины Maybach.

«Эти машинки подобные редчайшие, их так не много выпустили, что торговец сам устанавливает стоимость», — сообщил Богушявичюс представителям СМИ Siena.

Всплеск контрабанды

Беларусь не размещает сведения статистики, которые касаются государственной табачной промышленности, потому тяжело сообщить, сколько мог заработать Алексин благодаря монополии на торговлю сигаретами. Но заявленная прибыль его главной компании, «Энерго-Ойл», дозволяет представить, что на кону существенные суммы. В соответствии с документам, незапятнанная прибыль компании, которая в числе остального занимается оптовой торговлей сигаретами производства «Неман», в прошедшем году составила 280 миллионов белорусских рублей (порядка 115 миллионов долларов), а размер продаж — выше 600 миллионов долларов.

Ретро-приз Алексея Алексина.

Имеются причины считать, что по меньшей мере часть этих средств связана с контрабандным делом. Предприятие «Неман» издавна винят в производстве дешевеньких сигарет, которые позднее контрабандой доставляют в Европу. OCCRP обнаружил, что приблизительно одновременно, когда Алексин получил монополию на оптовую торговлю продукцией предприятия, был отмечен всплеск контрабанды сигарет производства «Неман» в Евросоюзе через Литовскую Республику, у которой протяженная сухопутная граница с Беларусью.

В прошедшем году литовские власти изъяли 17,2 миллиона пачек незаконных белорусских сигарет в процессе плановых досмотров и неожиданных проверочных мероприятий, а в 2017-м сотрудники правоохранительных органов изъяли 4,8 миллиона пачек.

«В последние несколько лет стало обыденным делом найти в грузовом автомобиле тысячу-полторы блоков (до 750 тысяч пачек) контрабандных сигарет, что ранее бывало очень изредка», — сообщил Гедиминас Куликаускас, глава пресс-службы Преступной службы литовской таможни.

Беларусь производит значительно большее количество сигарет, чем просит внутренний рынок государства, потому появляется вопрос: избытки предназначаются для контрабандной торговли в государствах Евросоюза? Одна лишь фабрика «Неман» произвела в прошедшем году свыше 30 млрд сигарет, но в 2018-м жители Беларуси потребили только 16 млрд сигарет; больше поздние данные недосягаемы.

Ретро-приз Алексея Алексина.

На данный момент Алексин занимает ведомую позицию в белорусской табачной промышленности, а его компании обеспечивают поставки сигарет, доставляющ?? контрабандой в Евросоюзе.

«Без лишнего производства и монополии на оптовую торговлю сегодняшняя контрабандная схема не была бы — по последней мере в таковых масштабах», — полагает Куликаускас.

Алексин решительно опровергает отношение к контрабанде. «Это только домыслы, которые кто-то распространяет», — сообщил он по телефону представителям СМИ OCCRP сначала текущего года.

В прошедшем году в качестве ответа на беспощадные репрессии против митингующих, которые выступают за демократию, США, а позднее ЕС и Канада занесли Алексина в санкционный перечень, подчеркнув, что он «фактически монополист в сфере производства продукции из табака в Беларуси».

В Министерстве финансов США предпринимателя назвали одним из «кошельков» Лукашенко, которые, «возможно», предоставляют терану «средства для персонального обогащения и выделения финансовых средств его коррумпированного и ожесточенного режима».

Ретро-приз Алексея Алексина.

Конфискованные за прошедшие годы в Литовской Республике сигареты производства предприятия «Неман»

По данным Министерства финансов, взамен Алексин и иные олигархи получают доступ к госресурсам, льготы по налогам и иные преференции — таким образом в государстве создается сеть патронажа, которая «поддерживает ожесточенный режим Лукашенко во вред белорусскому народу».

США также наложили санкционные меры на «Неман», подчеркнув, что «производимые на фабрике марки сигарет среди тех, которые почаще всего ввозят контрабандой в Евросоюзе». Литовский специалист политологии Мариус Лауринавичюс думает, что незаконный ввоз сигарет — главный пункт бизнес-модели Алексина. Он подчеркнул, что режим Лукашенко тоже имеет выгоду.

«В таковых государствах контрабандой не занимаются, не имея так называемой крыши (защиты) в кабинете министров», — полагает он.

«Он ведет бизнес за тех, кто в официальном порядке это делать не может», — сообщил Лауринавичюс.

***

Литовский канал «кошельков» Лукашенко

Зайцев был ассистентом сына главу Республики Белоруссия, Алексин — магнат широкого профиля, который избежал санкционных мер ЕС

Ретро-приз Алексея Алексина.

Слева вправо: Лукашенко, Александр Зайцев, Алексей Алексин, Николай Воробей

Дом номер 2 на улице Гедрайчу — пожалуй, одно из самых запущенных спостроек в Вильнюсе.

Это один из немногих многоэтажных домов русской эры, которые остались в центре литовской столицы. Стенки строения рушатся, здесь пахнет мусором и мочой. Похоже, что проживают здесь лишь бескровные.

Невзирая на это, дом номер 2 на улице Гедрайчу — реальный деловой центр, по последней мере официально. С 2007 по 2016 год в седьмой квартире было документально зафиксировано больше полусотни компаний.

Еще страннее то, что в их числе была компания 1-го из самых богатых людей Беларуси — Алексея Алексина. В соответствии с документам, зарегистрированная там компания Lexie Ventures оказывала консультационные услуги, но через нее приобрели еще одну квартиру в Вильнюсе, зарегистрировав в ней две остальные компании, у каких также не было служащих и которые, вероятно, не вели бизнеса.

Однако у них были счета в банках. Наименее чем за два года через них провели 46 миллионов евро неведомого происхождения. Большие трансакции, совершавш?? две таинственные компании, зарегистрированные в квартире Алексина, могут быть свидетельством его богатства, связей и возможности без усилий проходить европейские границы.

То, чем Алексин занимался в Литовской Республике (хоть мы и не до конца в данном разобрались), — очень принципиально, так как он олицетворяет новое поколение белорусских предпринимателей. Относительно юных, глобально мыслящих и, что, может быть, основное, — не попадающих под санкции Европейского Союза.

Алексин и его деловой партнер Александр Зайцев влетели в деловой мир Беларуси после того, как в 2012 году в отношении преклонного возраста крупных бизнесменов ввели санкционные меры.

Так желали наказать возглавляющего государство терана Александра Лукашенко за ожесточенный и кровопролитный разгон участников протеста и представителей СМИ после голосования за выборах президента 2010 года. Лукашенко, его родным и наиблежайшим сподвижникам воспретили вести бизнес в данном секторе, из-за чего близким к режиму магнатам стало трудно переводить средства в Беларусь и за её пределы.

Тогда же относительно малоизвестные Зайцев и Алексин начали осваивать Литовскую Республику, граничащую с Беларусью государство — участницу ЕС, куда нередко выводят капиталы белорусы.

В 2012 году оба получили в Литовской Республике право на проживание и открыли там компании. (Документы позднее отменили в связи с причинами, которые Департамент передвижения Литовской Республики не согласился раскрыть.) Но характер их работе (в случае Алексина примером служит регистрация компании в развалюхе в самом центре Вильнюса) вызывает суровые вопросы про то, чем они занимаются в Евросоюзе.

Тогда же Зайцев и Алексин получили щедрые финансовые преференции от режима Лукашенко и стремительно стали видными деятелями у себя на родине.

В 2019 году местная каждодневная газета дала Алексину 4-ое место в перечне самых имеющих влияние предпринимателей Беларуси, сообщив, что он ведет деятельность практически во всех сферах — от энергетики и логистики до гостиничного бизнеса и поставок товаров. Когда он решил открыть сигаретную предприятие, Лукашенко лично дал распоряжение поменять границы белорусской столицы — на расположенные за городом компании распространяется меньше строй ограничений. Алексин фактически всецело держит под контролем местный оптовый табачный рынок — у него есть право брать продукцию у наикрупнейшей гос сигаретной предприятия государства.

Зайцев в свою очередь реализует во всем мире белорусские тракторы и карьерные самосвалы. Одна из его компаний получила особенное разрешение на добычу золота в Судане после того, как в 2018 году Лукашенко лично заключил крупную сделку с являющимся в то время тераном государства Омаром аль-Баширом.

«На данный момент эти люди входят в 10-ку самых имеющих влияние и удачных предпринимателей, но в 2013 году их и в первой сотке не было», — полагает литовский специалист политологии Витис Юрконис, который изучает Беларусь.

Согласно некоторых сведений, Алексин и Зайцев состоят в близком окружении старшего сына терана, Виктора Лукашенко. Согласно мнению бывшего работника администрации президента Беларуси, который попросил не открывать его имя из суждений безопасности, Зайцев в свое время был ассистентом Лукашенко-младшего.

«Александр Зайцев длительное время трудился в госаппарате, также ассистентом Виктора Александровича Лукашенко, это была одна из его последних должностей», — сообщил бывший государственный служащий.

Как считают Юркониса, эти двое заняли место находящихся под санкционными мерами экономистов режима, которые больше не могли вести бизнес в Европе.

«Что необходимо сделать, чтоб быстро, как комета, ворваться в 10-ку самых богатых и имеющих влияние людей государства? — рассуждает Юрконис. — Некоторые ответы явны».


Партнер под санкционными мерами

Алексин и Зайцев вместе с предпринимателем Николаем Воробьем обладают компанией Bremino Group, управляющ?? специальной финансовой зоной в родном регионе Лукашенко на востоке Беларуси. В согласовании с распоряжениями президента расположенной на границе с Российской Федерацией зоне предоставили существенные налоговые и таможенные льготы и освободили её от огромного количества ограничений.

В декабре ЕС ввел санкционные меры в отношении Воробья и еще нескольких предпринимателей в качестве ответа на недавние репрессии в отношении политической оппозиции и мирных митингующих со стороны режима Лукашенко.

Европейская комиссия подчеркнула, что одной из официальных обстоятельств внесения Воробья в санкционный перечень была Bremino Group — «компания, получавш?? льготы по налогам и иные формы поддержки от белорусской администрации».

Но партнеры компании, Зайцев и Алексин, по непонятным причинам этой участи избежали. Европейская комиссия не согласилась ответить, были ли они претендентами на попадание в санкционный перечень. Воробей ответа на обращение не предоставил о комменты, но уже ощутил действие ограничений: спустя несколько суток после того, как его занесли в санкционный перечень, Государственный банк Украины отказал ему в приобретению «БТА Банка».

Представитель Зайцева предпочел не обсуждать его литовский бизнес и отношения с режимом Лукашенко. Алексин не ответил на запросы о комменты.

Все пути ведут к Lewben

Литовские компании Алексина и Зайцева были зарегистрированы схожим образом. Может быть, поэтому, что олигархи обращались за помощью к одной компании — Lewben, популярной местной организации по управлению активами.

Компании Paralama и Corami, которые вывели 46 миллионов долларов в Литовскую Республику, основали в один день в 2013 году. Их зарегистрировали в вильнюсской квартире, приобретенной Lexie Ventures — консультационной компанией Алексина, «расположенной» в разрушенном здании.

Оба компании отличались похожей необыкновенной структурой принадлежности, за которой, вероятно, стояла Lewben. У них был один один из собственников — принадлежащая Lewben кипрская компания.

У каждой из компаний было еще по одному партнеру с схожим заглавием: Stichting Paralama и Stichting Corami. Это были подконтрольные Lewben личные фонды, зарегистрированные в Голландии. (У нидерландских фондов нет владельцев акций — лишь главы. Их нередко употребляют для сокрытия владельцев и вывода дохода в целях избежания уплаты налоговых платежей.) Они оба соединены с Алексиным: фонды выдали доверенности его сегодняшнему деловому сподвижнику и старому партнеру Lewben Мариусу Гирзадасу.


Полуразрушенная квартира, в какой Алексин зарегистрировал свою первую компанию, также была связана с Lewben: до середины 2019 года она принадлежала литовской компании Amber Realty Investments, которой обладал член правления Lewben.

В соответствии с документам, Paralama была оптовым торговцем автомобильных комплектующих. Бизнес не имевшей работников компании преуспевал. За 2014 год и 1-ые девять месяцев 2015-го она заработала 42,3 миллиона евро. Позже предприятие стремительно устранили.

Через счета Corami, которая также будто бы продавала автомобильные комплектующие, провели 4 млн евро, а в 2015 году компанию закрыли — в этот же день, что и Paralama.

Всего наименее чем за два года эти две компании, у каких даже служащих не было, провели через свои литовские счета свыше 46 миллионов евро, однако в денежных отчетах отсутствуют какие-либо сведения про то, откуда поступили эти средства и куда их выслали.

Ретро-приз Алексея Алексина.

Согласно мнению главы литовского отделения Transparency International Сергея Муравьева, были очевидные признаки того, что компании легализовывали денежные средства.

«Если по одному адресу регистрируют несколько компаний (не говоря уже о предприятиях, зарегистрированных в полуразрушенных помещениях), если у них нет веб-сайтов, они находятся под контролем офшорных компаний, у них нет служащих, но при всем этом высочайшие характеристики продаж, — это очевидные тревожные сигналы, которые должны привлечь внимание контролеров, которые отвечают за борьбу с легализацией денежных средств», — сообщил Муравьев представителям СМИ OCCRP.

Литовское предприятие Зайцева имело дело с куда наименьшими суммами, но раскрылось приблизительно одновременно.

В 2012 году предприниматель зарегистрировал в государстве организацию Sohra — позднее он так назовет свою белорусскую группу компаний.

Белорусская Sohra станет большим экспортером транспортных средств муниципального производства, но её литовская тезка пойдет совершенно по иному пути.

За несколько лет она накопила активы на сумму порядка 300 тысяч евро, будто бы занимаясь грузовыми транспортировками и интернациональной логистикой. В 2015 году компания в один момент закончила торговлю.

В 2017 году Зайцев продал предприятие. Покупателем стала кипрская компания Litenburgo Investments, которая была создана и подконтрольная Lewben, но принадлежащая голландскому фонду, который также находился под управлением литовской компании.

В 2018 году Зайцев стал единоличным обладателем Litenburgo, а в предстоящем году Sohra возвратилась к торговле, и её годовой размер продаж составил 224 тысячи евро.

Неясно, для чего предприниматель продал компанию офшорной организации, связанной с его менеджерами по управлению активами, а наименее чем в следующем году опять взял её под собственный прямой контроль.

В Lewben представителям СМИ OCCRP сообщили, что в числе клиентов компании не было белорусских «политически важных лиц», но отказались от последующих пояснений.

Юрконис сообщает, что Алексина и Зайцева следует считать «политически важными лицами» из-за их близости к режиму Лукашенко.

Специалист политологии объяснил, что в таковых государствах, как Беларусь, выстроена «точная вертикаль власти и нет соответствующей системы сдержек и противовесов, как это принято в демократических странах». Он также сообщил, что «в данном случае человек, не занимающий госдолжность, все равно может получать преференции и привилегии, что ставит под удар здоровую конкурентную борьбу».

Lewben сказала, что строго соблюдает все законы и процедуры борьбы с легализацией денежных средств и инспектирует клиентов на предмет вероятных санкционных мер, политических связей либо репутационных рисков.

В качестве ответа на вопрос о компаниях, зарегистрированных в доме номер 2 на улице Гедрайчу, в Lewben сообщили, что в свое время планировали переработать это здание под офисное место.

«Но, — сообщили в компании, — проект так и не разработали».

Литовской компании Алексина Lexie Ventures больше не принадлежит квартира, в какой зарегистрировали Paralama и Corami. На данный момент она ведет деятельность в элитном районе на севере Вильнюса.

Но у Алексина как и раньше есть доля в предприятии. Его не задели санкционные меры, под которые угодил его деловой партнер и иные сторонники режима Лукашенко.

В сборе и анализе материала для расследования также приняла участие Амра Джонлич (OCCRP ID).