Одним углем мазаны

Могли ли родственные связи помешать кемеровскому Ростехнадзору контролировать соблюдение техники безопасности на взорвавшейся шахте «Листвяжная»

Одним углем мазаны

13 декабря спасатели завершили извлечение тел погибших из  шахты «Листвяжная» в Кемеровской области, где утром 25 ноября произошел взрыв метана, и официально спасательные работы были приостановлены. Под землей в это время находились 285 горняков. В результате трагедии погибли 46 шахтеров и пять горноспасателей, еще 99 человек пострадали. Это самая крупная авария в России с 2010-го, когда два взрыва метана на шахте «Распадская» унесли жизни 91 человека.

За последние годы «Листвяжную» проверял и Роспотребнадзор, и Гострудинспекция, и МЧС, и Росприроднадзор, и Госстройнадзор и даже почему-то Росрыболовство. Именно Ростехнадзор занимается важнейшими проверками, от качества проведения которых напрямую зависит жизнь горняков. «Трансперенси Интернешнл — Россия»* и «Новая газета» рассказывают о возможных причинах лояльности проверяющих, в итоге приведшей к смертям шахтеров.

Парад силовиков

На следующий день после аварии, 26 ноября, СК по Кемеровской области — Кузбассу возбудил несколько уголовных дел: одно — по факту халатности сотрудников Беловского отдела Ростехнадзора, уже задержаны двое инспекторов, которые за неделю до трагедии «без фактической проверки составили акты о проверке» вентиляционного штрека участка № 4, где и произошла трагедия. И второе — по факту нарушений требований промышленной безопасности. СК почти сразу же задержал директора шахты, Сергея Махракова, его первого заместителя и начальника четвертого участка. 15 декабря задержали, а затем арестовали и совладельца компании «СДС-Уголь» Михаила Федяева. Вместе с ним задержаны еще три человека, среди них руководитель «СДС-Угля» Геннадий Алексеев, технический директор компании Антон Якутов и главный инженер «Листвяжной» Анатолий Лобанов.

Генпрокуратура вслед за Следственным комитетом начала проверку Сибирского управлении Ростехнадзора и возбудила 25 административных дел в отношении руководства шахты. Кроме силовиков на аварию с массовыми жертвами обратил внимание и президент России Владимир Путин, который сообщил, что причиной аварии на «Листвяжной» стало отсутствие контроля со стороны руководства шахты.

«Причиной аварии стало отсутствие контроля со стороны руководства шахты за производством работ <…>, проводимых при повышенной загазованности метаном. Уполномоченными сотрудниками Ростехнадзора в нарушение требований законодательства о постоянном контроле объектов первого класса опасности проверки на шахте также не проводились, меры приостановки работ не принимались», — цитировал президент отчет Следственного комитета на совещании о ситуации в угольной отрасли Кузбасса.

Сложно представить, что обычные инспекторы могут принять решение о непроведении проверки крупного предприятия без согласования такого решения с руководством. Вместе с тем нельзя сказать, что проверок не проводились вовсе, по крайней мере, на бумаге.

Экстренные службы во время ликвидации аварии на шахте «Листвяжная». Фото: РИА Новости

В 2021 году Ростехнадзор девять раз приостанавливал работу некоторых участков шахты, с начала года инспекторы провели 127 проверок, выявили 914 нарушений и оштрафовали «Листвяжную» на четыре миллиона рублей, сообщил представитель Ростехнадзора Андрей Виль. При этом в Едином реестре проверок отображено только 10 контрольно-надзорных мероприятий. Всего одно из них — в апреле 2021 года — проводило Сибирское управление Ростехнадзора. По результатам проверки инспекторы выявили 139 нарушений, а в списке привлеченных к ответственности — сплошь механики, технологи и начальники участков, и никого из руководства.

После трагедии о многочисленных нарушениях стали сообщать сами работники компании ООО «СДС-Уголь» — владельца «Листвяжной». Горняки рассказали журналистам, как периодически проклеивали скотчем датчики, фиксирующие уровень метана, — руководство не останавливало работы на шахте при 4%-ном уровне содержания метана, чтобы выполнить план, спущенный сверху владельцами, хотя уже при 1,5% работы должны останавливаться. Еще один шахтер рассказывал журналистам о том, что начальник охраны труда на шахте якобы отказывался оформлять производственные травмы.

Сибирский деловой союз

Шахта «Листвяжная» была построена в 1956 году и сейчас принадлежит компании «СДС-Уголь» — основному активу холдинга «Сибирский деловой союз», куда входят также шахта «Южная», три угольных разреза («Восточный», «Черниговский» и «Первомайский»), три обогатительных фабрики и несколько сервисных предприятий на территории Кемеровской области. Разрез «Черниговский» в 2018 году посещал президент России Владимир Путин. Всего в состав холдинга входит порядка ста организаций в семи регионах России.

Как указано на сайте самого холдинга, он — в тройке «лучших социально ориентированных компаний Кемеровской области» и занимает третье место в стране по добыче и экспорту угля, третье место по производству вагонов и пятое — по производству азотных удобрений.

На Кузбассе «Сибирский деловой союз» считается настоящей империей, здесь расположены пятьдесят предприятий холдинга.

Влияние «СДС» в регионе подтверждает и то, что в 2019 году внештатным советником по геологии на общественных началах губернатора региона Сергея Цивилева был назначен директор ХК «СДС-Уголь» Геннадий Алексеев.

История холдинга «СДС» началась в 1999 году, когда Владимир Гридин и Михаил Федяев пришли к управлению угольным разрезом «Черниговец». То, что случилось с угольным разрезом в самом конце 90-х, трактуется по-разному. «Черниговец» находился под управлением «Металлургической инвестиционной компании» (МИКОМ) кузбасского бизнесмена Михаила Живило. МИКОМ владел контрольным пакетом «Черниговца», но, как писал в то время «Коммерсантъ», местная милиция и инвесткомпания «Мир-инвест», не без поддержки со стороны экс-губернатора Кемеровской области Амана Тулеева, после ночного противостояния с рабочими разреза смогли установить контроль на «Черниговце».

Угольным разрезом пришли руководить Владимир Гридин и Михаил Федяев. Гридин — бывший начальник Новокузнецкой дистанции гражданских сооружений железной дороги, оказался в РЖД по приглашению Амана Тулеева в 80-х, когда тот возглавлял Новокузнецкое отделение Кемеровской железной дороги. Федяев — в прошлом глава кемеровского представительства «Мир-инвеста».

В 2004 году бизнес-партнеры зарегистрировали компанию «Сибирский деловой союз» и начали активно наращивать активы своей бизнес-империи на кредиты, что впоследствии сыграло с ними злую шутку. Спустя шесть лет, в 2010-м, оба основателя «СДС» попали в рейтинг 200 богатейших бизнесменов России по версии Forbes. Гридин тогда оказался на 89-м месте с состоянием $1,4 млрд, а Федяев — на 92-м с состоянием $700 млн. В 2019 году их состояние оценивалось уже в 550 и 600 млн долларов соответственно.

В 2007 году Владимир Гридин стал депутатом Государственной думы пятого созыва от партии «Единая Россия», где был заместителем председателя думского комитета по транспорту. Он участвовал или был соавтором законопроектов, касающихся транспортной сферы, госрегулирования в области добычи и использования угля, изменений в Трудовой кодекс для горняков, занятых на подземных работах. Работал над поправками в закон о социальной защите работников угольной промышленности. Поправки были направлены «на повышение безопасности труда на угольных и других предприятиях со сложными горно-геологическими условиями» и вводили «обязательное периодическое повышение квалификации и аттестации работников организаций по добыче угля». Гридин покинул Госдуму в 2015 году, одной из причин могли стать проблемы со здоровьем.

Примерно в это же время долги холдинга «СДС» превысили $1,5 млрд — из-за многолетнего снижения цены на уголь аукнулись те самые кредиты, на которые покупались предприятия в 2000-х. И компания начала распродавать активы.

Владимир Гридин, который и так постепенно отходил от дел в связи со своей депутатством, и вовсе потерял интерес к бизнесу и переехал в Монако.

До последнего времени доли Федяева и Гридина в угольном активе распределялись примерно поровну, но в 2019 году Федяев выкупил акции у партнера и довел свою долю в холдинге до 95%, следует из годовой бухгалтерской отчетности за 2019 год.

Владелец «СДС-Уголь» и шахты «Листвяжная» Михаил Федяев на заседании суда в Кемерове. Фото: РИА Новости

Однако господин Федяев не остался без собственного представителя на федеральном уровне. Его сын, Павел, начинал карьеру в холдинге отца и уже третий созыв подряд — с 2011 года — является депутатом Госдумы от партии «Единая Россия». В последнем созыве он занял пост заместителя председателя Комитета по транспорту и транспортной инфраструктуре. В перечне законопроектов, к которым присоединялся Федяев-младший, можно в особенности выделить те, что относятся к сфере сельского хозяйства, судоходства и строительства — эти направления также входят в бизнес отца парламентария.

Комментируя «Новой газете» самое начало совместного пути Гридина и Федяева, местный активист и политик Михаил Учванов рассказывал об особенностях ведения бизнеса в Кемеровской области в нулевых:

«С неугодными же бизнесменами вроде Живило разбираются разными способами, например, с помощью Ростехнадзора. Это меч для любого промышленника в Кузбассе. <…> А заходят Ростехнадзор, Росприроднадзор, говорят, что на разрезе угольная пыль, и на три месяца останавливают работу, потом повторяют этот фокус. Если разрез стоит, то деньги брать неоткуда, и таким образом происходит отъем предприятия».

Между тем к шахте «Листвяжной» и их головной компании «СДС-Уголь» у Ростехнадзора если и были претензии, то точно не критические. Несмотря на сообщения пресс-службы Ростехнадзора о сотнях проверок и штрафов, в реальности же объем штрафов (свыше 4 миллионов рублей), наложенных на компанию за нарушения, относящиеся к промышленной безопасности, которые, как и предполагает Следственный комитет, стали причиной гибели горняков, не выходят за рамки статистической погрешности по сравнению с выручкой компании и составили всего 0,001% от денег, заработанных на добыче угля.

Вместе с этим сайт «СДС-Уголь» полнится сообщениями о совместных совещаниях с руководством Ростехнадзора.

Например, в конце прошлого года Александр Мироненко, глава Сибирского управления Ростехнадзора, хвалил систему безопасности «СДС-Уголь»: «Хочется выразить благодарность холдинговой компании «СДС-Уголь» за то, что заблаговременно занялись проработкой вопросов, которые призваны обеспечить соответствующий уровень безопасности на объектах углеобогащения и переработки».

Взятки вместо проверок

Сотрудники Ростехнадзора с незавидной регулярностью становятся героями новостей. Зачастую это новости о том, как очередной инспектор попался на взятке.

  • Так, в июне на сотрудников карельского управления Ростехнадзора завели уголовное дело: они обещали местному предпринимателю положительный результат проверки по безопасному ведению работ на карьере.

Фигурантами дела о взятках становились не только рядовые инспекторы, но и руководство региональных управлений.

  • В конце августа при передаче взятки в 440 тысяч рублей задержали руководителя Нижне-Волжского управления Ростехнадзора. Взятка должна была помочь местному бизнесмену ввести в эксплуатацию новые элеваторы.
  • В сентябре руководителя Верхне-Донского управления ведомства Андрея Шатохина осудили на 2,5 года колонии за получение взятки кровлей для личных нужд.
  • В октябре арестовали за взятку начальника территориального отдела Печорского управления Казимира Татаревича — он за 200 тысяч рублей якобы обещал избавить местного предпринимателя от проверок во время проведения буровых работ.
  • Бывшего руководителя Приволжского управления Ростехнадзора Бориса Петрова также обвиняли во взятке, но переквалифицировали обвинение на злоупотребление полномочиями и незаконное вмешательство в предпринимательскую деятельность.
  • Начальник Северо-западного управления Ростехнадзора Григорий Слабиков в 2018 году признал свою вину в хищении денежных средств, общая сумма которых при изъятии составила более 1 млрд рублей. При этом совместный годовой доход господина Слабикова и его супруги, судя по декларации о доходах и имуществе за предыдущий год, составлял чуть больше четырех миллионов рублей.

Отдельного внимания заслуживает и декларация главы Сибирского территориального управления Ростехнадзора, в чем ведении находится «Листвяжная», Александра Мироненко.

Чиновник Ростехнадзора — обладатель до недавних пор пустой декларации о доходах и имуществе. Из декларации Мироненко в 2019 году пропала супруга, а вместе с ней 76- и 49-метровые квартиры, сам чиновник после этого декларировал, что пользуется лишь 40-метровой жилплощадью

Проект «Трансперенси»–«Декларатор», где агрегированы 3,5 миллиона деклараций госслужащих, относит такие сведения о доходах и имуществе к «аномальным» — когда у чиновника, который длительное время занимает высокий пост и к тому же семьянин, нет ни одного жилого объекта и транспортных средств в собственности или пользовании.

Однако скромный на первый взгляд чиновник не всегда так жил. Господин Мироненко пришел работать в Ростехнадзор в 1993 году, но только после того, как он в 2015 году возглавил Сибирское управление Ростехнадзора, в его обязанности стала входить подача официальных деклараций о доходах и имуществе. Тогда Мироненко указывал в долевой собственности дом площадью 133,5 кв. м и 997-метровый земельный участок в единоличной собственности.

Этот дом и участок находились в 20 километрах от шахты «Листвяжная», в городе Белово Кемеровской области, где Мироненко работал на посту начальника Беловского горнотехнического отдела Ростехнадзора. Через год, как следует из документов Росреестра, чиновник продал свою долю в доме некоему Алексею Николаевичу Овчеренко.

Полный тезка покупателя этой недвижимости через несколько месяцев возглавил компанию «Углетранс», которая занимала ведущее место в транспортировке угля на Кузбассе. Компанией владеет ее нынешний гендиректор Андрей Филиппов — у него 80% уставного капитала, еще 20% принадлежат Илье Гаврилову. В 2017 году «Углетранс» с молотка купил акции двух обанкротившихся кузбасских шахт «Алексиевской» и «Заречной». Кроме того, компания была их крупнейшим кредитором, выкупив права требования у Газпромбанка и «Ростеха».

В 2017–2018 годах «Углетранс» взяла кредиты у ВТБ и Сбербанка на реанимацию шахт, но с долгами расплатиться не смогла. В результате в прошлом году ВТБ взыскал с компании 2 млрд рублей. Сейчас компания проходит стадию банкротства, самый крупный долг — снова перед банком ВТБ — на этот раз составляет 2,17 млрд рублей.

Помимо ВТБ с «Углетранса», связанных с ним компаний и его учредителей пытается взыскать 3,5 млрд рублей и 1,75 млрд рублей убытков Федеральная налоговая служба. Ведомство считает, что примененная новыми владельцами бизнес-модель по выводу шахт из убыточного состояния не помогла, а только навредила «Алексиевской» и «Заречной», а денежные потоки от продажи угля аккумулировал ряд взаимозависимых между собой компаний. Примечательно, что большую часть экспортируемого угля, добытого на шахтах, покупал кипрский офшор Energy System EQ, владельцем которого предположительно может являться замгендиректора «Углетранса» Юрий Сазонов.

«Углетранс» интересен еще и тем, что один из его совладельцев, Илья Гаврилов, сейчас находится в следственном изоляторе по делу о хищении средств «Новикомбанка». По версии следствия, он входил в состав преступной группы, похитившей из банка более 6 млрд рублей путем выдачи заранее невозвратных кредитов компаниям нефтегазодобывающей промышленности.

Помимо прочего Илья Гаврилов может быть связан с авторитетным бизнесменом Гавриилом Юшваевым (Гарик Махачкала): в 2011 господин Юшваев вместе с Давидом Якобашвили и Гавриловым через ныне ликвидированную УК «Промуглесбыт» инвестировали в угольный разрез «Инской» на Кузбассе. А Юрий Сазонов был совладельцем компании-соучредителя УК «Промуглесбыт». Гаврилов был также партнером ныне покойного Дмитрия Босова — владельца «Сибантрацита», который тоже добывает уголь в Кемеровской области. Еще одним партнером покойного Босова и Гаврилова мог быть экс-министр Открытого правительства Михаил Абызов.

Если говорить о самой сделке между главой сибирского Ростехнадзора и директором «Углетранса», то, судя по декларации о доходах Мироненко, продажа не принесла ему какого-то дохода, но сама имущественная сделка должна была стать сигналом для надзорных органов относительно наличия конфликта интереса в действиях чиновника Ростехнадзора. Сообщал ли вышестоящему начальству о появлении личной заинтересованности в отношении директора крупной компании, транспортирующей уголь в Кузбассе, сам Мироненко, неизвестно.

Вопросы к Ростехнадзору, проверяющему состояние промышленной безопасности шахты, принадлежащей «СДС-Уголь», появились только на уровне инспекторов, которые могут оказаться простыми «стрелочниками» и на которых, скорее всего, повесят ответственность за трагедию. Сейчас Сибирское управление на своем сайте просит работников «Листвяжной» сообщить о фактах нарушения требований промышленной безопасности, которые, по логике вещей, и должны были выявлять еще до трагедии сотрудники Ростехнадзора.

Родня под надзором

Сам глава управления Мироненко, чьи сотрудники проверяли безопасность «Листвяжной», может быть связан и с владельцем этой шахты.

Некто Илья Мироненко, предположительно сын главы управления Ростехнадзора, как минимум до 2021 года работал в штате компании «СДС-Уголь» на должности ведущего инженера департамента открытых горных работ. На сайте компании никакой информации о нем нет, но в профильном издании «Уголь» есть упоминания Ильи Мироненко как ведущего инженера «СДС-Уголь» с указанием его электронной почты на официальном домене холдинга.

В статье, одним из соавторов которой указан, вероятно, сын главы сибирского управления Ростехнадзора, указывается на необходимость того, чтобы АО ХК «СДС-Уголь» и ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» представили предложения в Сибирское управление Ростехнадзора о необходимости внесения в нормативные документы изменений, влияющих на более эффективную работу угледобывающих компаний.

Кроме этого, Илья Мироненко значится и как соавтор статьи в вестнике Кузбасского государственного технического университета, где он проходил аспирантуру по технологии разработки пород на угольном разрезе АО «Черниговец» — дочерней компании «СДС-Угля». С этим предприятием его связывает не только учеба. В 2013 году «Черниговец», который входит в состав холдинга «СДС-Уголь», продал Илье Мироненко участок с жилым домом в городе Березовский, где находится одно из предприятий холдинга, а спустя пять лет Илья Мироненко продал его обратно «Черниговцу». На запрос редакции, на каком основании и по какой цене предприятие продало, а затем выкупило эту недвижимость, в компании не ответили.

В федеральном Ростехнадзоре также не ответили на запрос «Новой» о том, сообщал ли Мироненко-старший о возможном трудоустройстве сына в «СДС-Уголь», которую его управление должно проверять. Сам Мироненко также не ответил на вопросы.

По словам старшего юриста «Трансперенси Интернешнл — Россия» Григория Машанова, правоохранители могут достаточно оперативно посмотреть, были ли эти сделки заключены на рыночных условиях или нет: «Были ли у младшего Мироненко деньги на приобретения этого имущества, не были ли эти сделки закамуфлированной формой подкупа чиновника Ростехнадзора через членов его семьи».

Отдельного анализа, по его мнению, заслуживает возможное трудоустройство сына чиновника в компанию, за которой тот и должен надзирать. Если данные официального представителя Ростехнадзора верны, то 127 проверок, которые проводились в отношении шахты «Листвяжная», должны были проходить через согласование с руководством сибирского управления. С ним же согласовываются результаты, изложенные в актах проверок.

«Глава управления точно должен был сообщить об этой ситуации в центральный аппарат Ростехнадзора, чтобы решение по проверкам принимал, например, центральный аппарат, а не территориальное управление. Какие-то меры необходимо было принять. Такая информация не обязательно может быть публичной, и если он не сообщил, то это неурегулированный конфликт интересов вполне очевидный», — считает Машанов.

P.S.

В день публикации материала в «Новую» поступили ответы на несколько запросов. По данным Ростехнадзора, который ссылается на слова Мироненко в ответе на запрос «Новой», человек по имени Алексей Овчеренко ему не знаком. Как сообщили в Ростехнадзоре, Мироненко уведомлял представителя нанимателя о возможном возникновении конфликта интересов в связи с деятельностью родственника (сына) в АО ХК «СДС-Уголь». «Рассмотрение уведомления было осуществлено в установленном порядке. Нарушений законодательства о противодействии коррупции в деятельности Сибирского управления Ростехнадзора в период руководства Мироненко выявлено не было», — сообщили в ведомстве.

Цыбулина Елизавета, Шкаринова Вика, Шуманов Илья


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Одним углем мазаны

 

Могли ли схожие связи помешать кемеровскому Ростехнадзору держать под контролем выполнение техники безопасности на взорвавшейся шахте «Листвяжная»

Одним углем мазаны

13 декабря спасатели окончили извлечение тел жертв из  шахты «Листвяжная» в Кемеровской области, где утром 25 ноября прогремел взрыв метана, и в официальном порядке мероприятия по спасению были временно прекращены. Под землей в это время находились 285 горняков. В итоге катастрофы погибли 46 шахтеров и 5 горноспасателей, еще 99 человек пострадали. Это самая большая трагедия в Российской Федерации с 2010-го, когда два взрыва метана на шахте «Распадская» унесли жизни 91 человека.

За прошедшие годы «Листвяжную» инспектировал и Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей, и Гострудинспекция, и МЧС, и Федеральная служба по надзору в сфере природопользования, и Госстройнадзор и даже почему-либо Федеральное агентство по рыболовству. Конкретно Ростехнадзор занимается важными проверками, от качества проведения которых впрямую зависит жизнь горняков. «Трансперенси Интернешнл — Российская Федерация»* и «Новая газета» говорят о вероятных причинах лояльности проверяющих, в конечном итоге приведшей к смертям шахтеров.

Парад сотрудников правоохранительных органов

На последующий день после трагедии, 26 ноября, СК по Кемеровской области — Кемеровской области возбудил несколько уголовных дел: одно — по факту халатности служащих Беловского отдела Ростехнадзора, уже задержаны двое инспекторов, которые за 7 дней до катастрофы «без реальной проверки составили акты о проверке» вентиляционного штрека участка № 4, где и произошла катастрофа. И 2-ое — по факту нарушений условий промышленной безопасности. СК тотчас же задержал руководителя шахты, Сергея Махракова, его первого заместителя и руководителя 4-ого участка. 15 декабря задержали, а потом задержали и соучредителя организации «СДС-Уголь» Михаила Федяева. Вместе с ним задержаны еще три человека, в их числе управляющий «СДС-Угля» Геннадий Алексеев, технический руководитель компании Антон Якутов и основной инженер «Листвяжной» Анатолий Лобанов.

Генеральная прокуратура прямо за Процессуальным комитетом приступила к проведению проверочных мероприятий Сибирского управлении Ростехнадзора и возбудила 25 административных дел в отношении управления шахты. Не считая сотрудников правоохранительных органов на трагедию с масштабными жертвами направил внимание и глава Российской Федерации Владимир Путин, сообщивш??, что предпосылкой трагедии на «Листвяжной» стало отсутствие контроля со стороны управления шахты.

«Предпосылкой трагедии стало отсутствие контроля со стороны управления шахты за созданием работ <…>, которые проводят при завышенной загазованности метаном. Уполномоченными работниками Ростехнадзора в несоблюдение правил законодательства о неизменном контроле объектов первого класса угрозы проверки на шахте также не были проведены, меры приостановки работ не принимались», — цитировал президент отчет СК на заседании о положении дел в угольной сферы Кемеровской области.

Трудно предположить, что обыденные инспекторы могут принять решение о непроведении проверки большого компании без согласования этого решения с управлением. При этом нельзя сообщить, что проверочных мероприятий не были проведены совсем, по последней мере, на бумаге.

Спасательные службы во время устранении трагедии на шахте «Листвяжная». Фото: СМИ

В 2021 году Ростехнадзор девять раз приостанавливал работу некоторых участков шахты, с начала года инспекторы провели 127 проверочных мероприятий, обнаружили 914 нарушений и оштрафовали «Листвяжную» на 4 млн рублей, сказал представитель Ростехнадзора Андрей Виль. При всем этом в Едином реестре проверочных мероприятий отображено лишь 10 контрольно-контрольных мероприятий. Всего одно из них — в апреле 2021 года — проводило Сибирское управление Ростехнадзора. По итогам проверочных мероприятий инспекторы обнаружили 139 нарушений, а в перечне завлеченных к ответственности — сплошь механики, технологи и руководители участков, и никого из управления.

После катастрофы о бессчетных нарушениях стали докладывать сами сотрудники компании ООО «СДС-Уголь» — обладателя «Листвяжной». Горняки поведали представителям СМИ, как временами проклеивали скотчем датчики, которые фиксируют уровень метана, — управление не останавливало работы на шахте при четыре процента-ном уровне содержания метана, чтоб выполнить план, спущенный сверху обладателями, однако уже при полтора процента работы должны останавливаться. Очередной шахтер говорил представителям СМИ про то, что руководитель охраны труда на шахте будто бы отказывался оформлять промышленные ранения.

Сибирский деловой альянс

Шахта «Листвяжная» была построена в 1956 году и на данный момент в собственности организации «СДС-Уголь» — главному активу холдинговой компании «Сибирский деловой альянс», куда входят также шахта «Южная», три угольных разреза («Восточный», «Черниговский» и «Первомайский»), три обогатительных предприятия и несколько сервисных компаний на территории Кемеровской области. Разрез «Черниговский» в 2018 году посещал глава Российской Федерации Владимир Путин. Всего в состав холдинговой компании заходит порядка 100 компаний в 7 субъектах Российской Федерации.

Как обозначено на интернет-ресурсе самого холдинговой компании, он — в тройке «наилучших общественно нацеленных компаний Кемеровской области» и занимает третье место в государстве по добыче и экспорту угля, третье место по производству вагонов и 5-ое — по производству азотных удобрений.

На Кемеровской области «Сибирский деловой альянс» считается истинной империей, тут размещены 50 компаний холдинговой компании.

Воздействие «СДС» в регионе удостоверяет и то, что в 2019 году неофициальным помощником по геологии на публичных началах главу региона региона Сергея Цивилева был назначен руководитель ХК «СДС-Уголь» Геннадий Алексеев.

История холдинговой компании «СДС» началась в 1999 году, когда Владимир Гридин и Михаил Федяев пришли к управлению угольным разрезом «Черниговец». То, что произошло с угольным разрезом в самом конце девяностых, трактуется по-различному. «Черниговец» находился под управлением «Металлургической вкладывательной компании» (МИКОМ) кузбасского предпринимателя Михаила Живило. МИКОМ обладал контрольным пакетом «Черниговца», но, как сообщал в то время «Коммерсантъ», местная полиция и инвесткомпания «Мир-инвест», не без поддержки со стороны экс-руководителя Кузбасса Амана Тулеева, после ночного противоборства с рабочими разреза сумели установить контроль на «Черниговце».

Угольным разрезом пришли управлять Владимир Гридин и Михаил Федяев. Гридин — экс-руководитель Новокузнецкой дистанции гражданских строений стальной дороги, попал в РЖД по приглашению Амана Тулеева в 80-х, когда тот возглавлял Новокузнецкое отделение Кемеровской стальной дороги. Федяев — в прошедшем глава кемеровского консульства «Мир-инвеста».

В 2004 году бизнес-партнеры зарегистрировали организацию «Сибирский деловой альянс» и начали интенсивно увеличивать активы собственной бизнес-империи на кредиты, что потом сыграло с ними злую шуточку. Спустя 6 лет, в 2010-м, оба основоположника «СДС» попали в рейтинг 200 самых богатых предпринимателей Рф по мнению Форбс. Гридин тогда оказался на 89-м месте с состоянием $1,4 миллиардов, а Федяев — на 92-м с состоянием $700 млн. В 2019 году их состояние оценивалось уже в 550 и 600 млн долларов следовательно.

В 2007 году Владимир Гридин стал депутатом Гос думы 5-ого созыва от партии «Единая Россия», где был замом главу комитета Государственной думы по транспорту. Он принял участие либо был соавтором проектов законов, которые касаются транспортной сферы, государственного регулирования в области добычи и использования угля, изменений в законодательство о труде для горняков, занятых на подземных работах. Работал над корректировками в закон о социальной защите сотрудников угольной индустрии. Корректировки были направлены «на увеличение безопасности труда на угольных и остальных предприятиях с трудными горно-геологическими критериями» и вводили «непременное периодическое увеличение квалификации и аттестации сотрудников компаний по добыче угля». Гридин оставил Государственную Думу в 2015 году, одной из обстоятельств могли стать трудности со здоровьем.

Приблизительно в это время долги холдинговой компании «СДС» превысили $1,5 миллиардов — из-за долголетнего понижения цены на уголь аукнулись те же кредиты, на которые покупались компании в двухтысячных. И компания начала продавать собственность.

Владимир Гридин, который и так равномерно отходил от дел в связи со собственной депутатством, и совсем растерял интерес к бизнесу и переехал в Монако.

До ближайшего времени толики Федяева и Гридина в угольном активе распределялись приблизительно в равных долях, но в 2019 году Федяев выкупил акции у напарника и довел свою долю в холдинге до восемьдесят пять процентов, следует из годовой бухгалтерской отчетности за 2019 год.

Обладатель «СДС-Уголь» и шахты «Листвяжная» Михаил Федяев на судебном слушании в Кемерове. Фото: СМИ

Но господин Федяев не остался без своего представителя на общегосударственном уровне. Его сын, Павел, начинал трудовую деятельность в холдинге отца и уже 3-ий созыв попорядку — с 2011 года — является депутатом Государственной Думы от партии «Единая Россия». В последнем созыве он занял пост заместителя главу Комитета по транспорту и транспортной комплексу инфраструктурных объектов. В списке проектов законов, к которым присоединялся Федяев-младший, можно в индивидуальности выделить те, что относятся к сфере сельхозпроизводства, судоходства и строительства — эти направления также входят в бизнес отца члена парламента.

Обсуждая «Новой прессе» самое начало коллективного пути Гридина и Федяева, местный активный участник и политический деятель Михаил Учванов говорил об особенностях осуществления коммерческой деятельности в Кемеровской области в нулевых:

«С нежелательными же предпринимателями вроде Живило разбираются различными методами, к примеру, при помощи Ростехнадзора. Это клинок для хоть какого промышленника в Кемеровской области. <…> А заходят Ростехнадзор, Федеральная служба по надзору в сфере природопользования, сообщают, что на разрезе угольная пыль, и на три месяца останавливают работу, позже повторяют данный фокус. Если разрез стоит, то средства брать неоткуда, и таким образом случается отъем компании».

При этом к шахте «Листвяжной» и их головной организации «СДС-Уголь» у Ростехнадзора если и были претензии, то точно не критичные. Невзирая на сообщения пресс-центра Ростехнадзора о сотках проверочных мероприятий и штрафов, в действительности же размер штрафов (более 4 миллионов рублей), наложенных на компанию за нарушения, которые относятся к промышленной безопасности, которые, как и подразумевает СК, стали предпосылкой смерти горняков, не выходят за рамки статистической погрешности по соотношению с выручкой компании и составили всего 0,001% от средств, заработанных на добыче угля.

Вместе с этим веб-сайт «СДС-Уголь» полнится сведениями о солидарных заседаниях с управлением Ростехнадзора.

К примеру, в конце прошедшего года Александр Мироненко, глава Сибирского управления Ростехнадзора, хвалил систему безопасности «СДС-Уголь»: «Охото выразить благодарность холдинга «СДС-Уголь» за то, что заранее начали заниматься проработкой вопросов, которые призваны обеспечить соответственный уровень безопасности на объектах углеобогащения и переработки».

Взятки заместо проверочных мероприятий

Работники Ростехнадзора с незавидной регулярностью стают героями новостных сообщений. Часто это новости про то, каким образом очередной сотрудник попался на взятке.

  • Например, в июне на служащих карельского управления Ростехнадзора завели уголовное дело: они обещали местному бизнесмену хороший результат проверки по неопасному ведению работ на карьере.

Фигурантами дела о взятках становились не лишь рядовые инспекторы, да и управление местных управлений.

  • В августе месяце при передаче взятки в 440 тысяч рублей задержали управляющего Нижне-Волжского управления Ростехнадзора. Взятка обязана была посодействовать местному предпринимателю ввести в эксплуатацию новые элеваторы.
  • В сентябре управляющего Верхне-Донского управления учреждения Андрея Шатохина осудили на 2,5 года заключения в условиях колонии за получение взятки кровлей для личных потребностей.
  • В октябре задержали за взятку руководителя территориального отдела Печорского управления Казимира Татаревича — он за 200 тысяч рублей будто бы дал обещание освободить местного бизнесмена от проверочных мероприятий во время проведения буровых работ.
  • Бывшего управляющего Приволжского управления Ростехнадзора Бориса Петрова также винили во взятке, но переквалифицировали обвинение на злоупотребление возможностями и нелегальное вмешательство в коммерческую деятельность.
  • Руководитель Северо-западного управления Ростехнадзора Григорий Слабиков в 2018 году признал свою вину в хищении денег, общая сумма которых при изъятии составила свыше 1 миллиардов рублей. При всем этом кооперативный доход за год господина Слабикова и его жены, судя по налоговую отчетность и имуществе за предшествующий год, составлял чуток больше 4 миллионов рублей.

Некоторого внимания заслуживает и декларация главы Сибирского регионального отделения Ростехнадзора, в чем ведении располагается «Листвяжная», Александра Мироненко.

Государственный служащий Ростехнадзора — владелец до недавних пор пустой налоговую отчетность и имуществе. Из декларации Мироненко в 2019 году исчезла жена, а вместе с ней 76- и 49-метровые квартиры, сам государственный служащий после чего декларировал, что пользуется только 40-метровой жилплощадью

Проект «Трансперенси»–«Декларатор», где агрегированы 3,5 миллиона деклараций государственных служащих, относит подобные информацию о доходах и имуществе к «аномальным» — когда у государственного служащего, который долгое время занимает высочайший пост и притом семьянин, нет ни 1-го жилого объекта и тс в принадлежности либо использовании.

Но умеренный на 1-ый взор государственный служащий не постоянно так жил. Господин Мироненко пришел трудиться в Ростехнадзор в 1993 году, но лишь после того, как он в 2015 году возглавил Сибирское управление Ростехнадзора, в его обязанности стала заходить подача официальных деклараций о доходах и имуществе. Тогда Мироненко указывал в долевой принадлежности дом площадью 133,5 кв. м и 997-метровый земляной участок в единоличной принадлежности.

Данный дом и участок находились на расстоянии двадцати километров от шахты «Листвяжная», в городе Белово Кемеровской области, где Мироненко трудился на посту руководителя Беловского горнотехнического отдела Ростехнадзора. В следующем году, как надо из документов Федеральной службы госрегистрации, государственный служащий продал свою долю в доме некоему Алексею Николаевичу Овчеренко.

Полный тезка клиента этой недвижимого имущества через несколько месяцев возглавил организацию «Углетранс», занимавш?? ведущее место в перевозке угля на Кемеровской области. Компанией обладает её сегодняшний генеральный директор Андрей Филиппов — у него восемьдесят процентов уставного капитала, еще двадцать процентов принадлежат Илье Гаврилову. В 2017 году «Углетранс» с молотка купил акции 2-ух разорившихся кузбасских шахт «Алексиевской» и «Заречной». А также, компания была их одним из самых крупных кредитором, приобретя права требования у Газпромбанка и корпорации «Ростех».

В 2017–2018 годах «Углетранс» взяла кредиты у ВТБ и Сберегательного банка на реанимацию шахт, но с долгами расплатиться не смогла. В итоге в прошедшем году ВТБ взыскал с компании 2 миллиардов рублей. На данный момент компания проходит стадию раззорения, самый большой долг — опять перед банком ВТБ — сейчас составляет 2,17 миллиардов рублей.

Кроме ВТБ с «Углетранса», которые связаны с ним компаний и его владельцев пробует взыскать 3,5 миллиардов рублей и 1,75 миллиардов рублей потерь Общегосударственная налоговая служба. Учреждение думает, что примененная новыми обладателями бизнес-модель по выводу шахт из убыточного состояния не посодействовала, а лишь нанесла вред «Алексиевской» и «Заречной», а валютные потоки от реализации угля аккумулировал ряд взаимозависимых меж собой компаний. Показательно, что огромную часть экспортируемого угля, добытого на шахтах, брал кипрский офшор Energy System EQ, обладателем которого вероятно может являться замгендиректора «Углетранса» Юрий Сазонов.

«Углетранс» увлекателен к тому же тем, что один из его партнеров, Илья Гаврилов, на данный момент располагается в СИЗО по расследованию о хищении средств «Новикомбанка». Как считают следственные органы, он заходил в состав преступной организации, которая похитила из банка свыше 6 миллиардов рублей методом выдачи заблаговременно безвозвратных займов компаниям нефтегазодобывающей индустрии.

Кроме остального Илья Гаврилов может иметь связь с знатным предпринимателем Гавриилом Юшваевым (Гарик Махачкала): в 2011 господин Юшваев вместе с Давидом Якобашвили и Гавриловым через сейчас ликвидированную УК «Промуглесбыт» вкладывали в угольный разрез «Инской» на Кемеровской области. А Юрий Сазонов был партнером компании-сооснователя УК «Промуглесбыт». Гаврилов был также партнером сейчас умершего Дмитрия Босова — обладателя «Сибантрацита», который тоже добывает уголь в Кемеровской области. Еще одним партнером умершего Босова и Гаврилова мог быть бывший-глава министерства Открытого кабинета министров Михаил Абызов.

Если разговаривать о самой сделке меж главой сибирского Ростехнадзора и руководителем «Углетранса», то, судя по налоговую отчетность Мироненко, продажа не принесла ему какого-то дохода, но сама имущественная сделка обязана была стать сигналом для контрольных органов относительно наличия конфликтной ситуации интереса в действиях государственного служащего Ростехнадзора. Докладывал ли вышестоящему руководству о возникновении личной заинтригованности в отношении руководителя большой компании, которая транспортирует уголь в Кемеровской области, сам Мироненко, непонятно.

Вопросы к Ростехнадзору, который проверяет состояние промышленной безопасности шахты, которая принадлежит «СДС-Уголь», возникли лишь на уровне инспекторов, которые могут оказаться ординарными «стрелочниками» и на которых, вероятнее всего, повесят вину за случившееся. На данный момент Сибирское управление на собственном веб-сайте просит сотрудников «Листвяжной» рассказать о фактах несоблюдения правил промышленной безопасности, которые, по логике вещей, и должны были выявлять еще до катастрофы работники Ростехнадзора.

Родня под надзором

Сам глава управления Мироненко, чьи работники инспектировали безопасность «Листвяжной», может иметь связь и с обладателем этой шахты.

Некто Илья Мироненко, вероятно сын главы управления Ростехнадзора, по меньшей мере до 2021 года трудился в штате организации «СДС-Уголь» на должности ведущего инженера департамента открытых горных работ. На интернет-ресурсе компании никаких сведений о нем нет, но в профильном издании «Уголь» есть упоминания Ильи Мироненко как ведущего инженера «СДС-Уголь» с распоряжением его емайл на официальном домене холдинговой компании.

В статье, одним из соавторов которой указан, возможно, сын главы сибирского управления Ростехнадзора, указывается на надобность того, чтоб АО ХК «СДС-Уголь» и ОАО «УК «Кузбассразрезуголь» выдвинули инициативы в Сибирское управление Ростехнадзора о необходимости внесения в нормативные документы изменений, которые влияют на больше продуктивную работу угледобывающих компаний.

В числе прочего, Илья Мироненко числится и как соавтор статьи в вестнике Кузбасского муниципального технического института, где он проходил аспирантуру по технологии разработки пород на угольном разрезе АО «Черниговец» — аффилированной организации «СДС-Угля». С этим предприятием его связывает не лишь учеба. В 2013 году «Черниговец», который заходит в состав холдинговой компании «СДС-Уголь», продал Илье Мироненко участок с жилым домом в городе Березовский, где располагается одна из компаний холдинговой компании, а по прошествии 5-ти лет Илья Мироненко продал его назад «Черниговцу». На запрос редакции, на каком основании и по какой стоимости предприятие продало, а потом выкупило это недвижимое имущество, в компании не ответили.

В общегосударственном Ростехнадзоре также ответа на обращение не предоставили «Новой» про то, докладывал ли Мироненко-старший о вероятном трудоустройстве сына в «СДС-Уголь», которую его управление должно инспектировать. Сам Мироненко также не ответил на вопросы.

Согласно мнению старшего юристконсульта «Трансперенси Интернешнл — Российская Федерация» Григория Машанова, сотрудники правоохранительных органов могут довольно оперативно поглядеть, были ли эти сделки заключены на рыночных критериях либо нет: «Были ли у младшего Мироненко средства на приобретения этого собственности, не были ли эти сделки закамуфлированной формой подкупа государственного служащего Ростехнадзора через членов его семьи».

Некоторого изучения, согласно его убеждению, заслуживает вероятное трудоустройство сына государственного служащего в компанию, за которой тот и должен надзирать. Если данные уполномоченное лицо Ростехнадзора верны, то 127 проверочных мероприятий, которые были проведены в отношении шахты «Листвяжная», должны были проходить через согласование с управлением сибирского управления. С ним же согласовываются показатели, изложенные в актах проверочных мероприятий.

«Глава управления точно был должен сказать о данной положения дел в центральный аппарат Ростехнадзора, чтоб решение по проверкам воспринимал, к примеру, центральный аппарат, но не территориальное управление. Какие-то меры нужно было принять. Данная информация не непременно быть может общественной, и если он не сказал, то это неурегулированный конфликт интересов полностью тривиальный», — думает Машанов.

P.S.

В день размещения информации в «Новую» поступили ответы на несколько запросов. По данным Ростехнадзора, ссылаем?? на слова Мироненко в ответе на запрос «Новой», человек по имени Алексей Овчеренко ему не знаком. Как рассказали в Ростехнадзоре, Мироненко информировал представителя нанимателя о вероятном появлении конфликтной ситуации интересов в связи с работой родственника (сына) в АО ХК «СДС-Уголь». «Рассмотрение извещения было осуществлено в установленном порядке. Нарушений законодательства о противодействии коррупции в работе Сибирского управления Ростехнадзора во время управления Мироненко выявлено не было», — сказали в министерстве.

Цыбулина Елизавета, Шкаринова Вика, Шуманов Илья