Верховный суд больше не налегает на субсидиарку

Отношение судов к обладателям и главам бизнеса понемногу изменяется. Изменение подхода российских судов к субсидиарной ответственности предпринимателей в последние несколько лет припоминает маятник. Все началось с полной безнаказанности управляющих и хозяев за доведение компании до раззорения, потом положение дел качнулась в массовое привлечение их к ответственности. К окончанию 2021 года колебания маятника начали понемногу затухать, считает управляющий арбитражной группы “Ъ” Анна Занина.

Историю отношений страны с делом в Российской Федерации отлично иллюстрирует практика разрешения судами споров о субсидиарной ответственности. Еще 5 годов назад банкротство организации, которая имеет даже внушительную долг, не представляло настоящей угрозы для её хозяев и управляющих. На самом деле, оно смотрелось достаточно комфортным методом освобождения от обязанностей. Опасности привлечения к субсидиарке были очень низки, о таком виде ответственности говорили не много, и это было не очень животрепещуще. Сейчас же вопрос обсуждается на конференциях, юрисконсульты проводят по нему интернет семинары и пристально смотрят за банкротными спорами в Верховном суде Россия (ВС).

Положение дел стала изменяться с середины 2017 года. После внесения изменений в закон о несостоятельности, расширивш?? круг оснований для привлечения к субсидиарной ответственности и установили ряд презумпций недобросовестности держащих под контролем должника лиц, маятник начал движение в другую сторону. В 2018–2019 годы первых лиц и прямых хозяев начали завлекать к ответственности практически автоматом. Другими словами формально споры, естественно, были, но почаще завершались не в пользу предпринимателей и управленцев разорившихся компаний.

При этом кредиторы как и раньше получали от должников копейки — средний процент уплаты задолженностей не превосходил пять процентов, невзирая на все усилия по розыску собственности. Активы были или «проедены» должником, или отсутствовали начально, или выводились так ловко, что найти их не представлялось вероятным либо добивалось значительных издержек средств и времени.

Банки добивались от страны какого-то реагирования — и судебная практика ужесточилась еще посильнее. К субсидиарке стали завлекать уже не лишь тривиальных выгодоприобретателей и генеральных директоров, да и членов коллегиальных органов управления, потом возникли претензии к главбухам и даже юристконсультам, которые подписывали соглашения по доверенности. В сторону привлечения к субсидиарке юристконсультов практика все таки не пошла, но даже попытки заявить подобные требования вызывали тревогу. Необходимо было как-то приостановить локомотив, сносящий все на собственном пути.

В итоге посреди 2020 года в практике возникли 1-ые намеки на отказ от твердого прокредиторского подхода, а в протяжении 2021 года ВС развил и усилил эту тенденцию, сделав её устойчивым фактом. Единожды высказанную позицию, говорят юрисконсульты, нижестоящие суды могут и не увидеть, но несколько практически таких же решений проигнорировать уже трудно. Маятник качнулся в другую сторону.

К декабрю новый тренд стал очевиден. При этом, однако в очах юристконсультов и их клиентов деяния ВС воспринимаются как «смягчение практики», по факту она смотрится рвением выработать равновесный, да что здесь говорить, просто адекватный подход к изучения дел — чтоб решать вопрос об ответственности не конвейерно и «на автомате», а методом кропотливого исследования всех событий и документов.

Если сконструировать общий смысл новой позиции, идет речь про то, чтоб возмещать задолюность компаний-должников с тех, кто в действительности воспринимал решения в собственных интересах, получал выгоду от соглашений либо выводил активы.

А не попросту априори считать, к примеру, замдиректора, члена правления либо совета руководителей виновным в доведении организации до раззорения просто поэтому, что он занимал это кресло.

Приближение маятника к точке баланса быть может отрезвляющим последствием сильной эпидемии либо связанного с ней кризиса, но быстрее это все таки естественный процесс победы разумности. Так как, невзирая на смягчение, ВС объяснил, что реально виноватых будут доставать практически из-под земли, а взыскание по субсидиарным долгам быть может обращено не лишь на активы самих держащих под контролем лиц, но также на их жен, детишек и даже наследников. Беря во внимание то, что обязанности по субсидиарке «несмываемы» и не могут быть списаны даже в случае персональной неплатежеспособности (где, к слову, напротив, отношения к должникам ужесточается), руководители и предприниматели могут порадоваться только тому, что круг ответственных все таки сужается и у них в первый раз за годы возник шанс оправдаться.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.