Через QR-коды — к гражданам

Как борьба за вакцинопрофилактику заполучила черты предвыборной гонки. Основным политическим событием 2021 года должны были стать голосование за кандидатов в Государственную Думу. Но, как считают журналиста “Ъ” Андрея Винокурова, которая предсказуется, в общем-то, думская кампания померкла в условиях иной, для властей еще больше трудной. Её пик наступил после думской кампании, но конца ей пока не видно, а её участникам приходится выверять каждый собственный шаг и тщательно договариваться с обществом. В процессе этой кампании российская политическая система вдруг показала себя не как твердая вертикаль, как совокупа настоящих демократических институтов, которые не подчиняются какому-то одному центру принятия решений, а действуют полностью в рамках традиционного разделения властей.

Еще в январе 2021 года специалисты, репортеры, политтехнологи, государственные служащие и политики потирали руки в ожидании парламентских голосования как главной политической кампании последних 3-х лет. Однако на данный момент стоит согласиться с тем, что прошли они если и не скучновато, то как-то безэмоционально. «ЕдРо», как выразились в сентябре некоторые специалисты, просто «не налажала» и быстрее технологично, чем идеологично набрала депутатских кресел на конституционное большая часть. Три оппозиционные партии больше либо наименее сохранили свои позиции, а в Государственной Думе возникла 5-ая фракция в лице «Новых людей», которые в действительности состоят почти во всем из людей не чрезвычайно новых и издавна узнаваемых в узеньких кругах российской политики.

Не повеселили участники кампании и какими-то колоритными мыслями, которые захватили сознание граждан России. В соответствии с еженедельным опросам фонда «Публичное мнение», в перечень основных событий недели голосование за кандидатов в Думу вошли уже поближе к развязке. А скоро после их окончания властные структуры России вдруг оказались втянуты в другую кампанию — еще больше принципную и трудную.

Это было тем паче нежданно, что еще летом, в разгар думской кампании, складывалось ощущение, что ковидная тема ушла на 2-ой план: от дискуссий о сильной эпидемии утомились и обыденные мещанины, и госслужащие, а возникновение целых 3-х российских вакцин как бы настраивало на дискуссии не о ковидном реальном, а о постковидном будущем. И даже летний всплеск заболеваемости не принудил власти лупить тревогу, а глава города города Москва Сергей Собянин как в один момент ввел систему QR-кодов для посещения кафе и ресторанов, так нежданно её и прикрыл.

Но осенью SARS-CoV-2 все-же накрыл Российскую Федерацию очередной волной. В октябре месяце глава Российской Федерации опять объявил в Российской Федерации выходные дни, а одной из основных тем общественных и непубличных дискуссий стала надобность заслуги коллективного иммунитета методом массовой вакцинопрофилактики. Однако самого факта наличия в государстве сходу нескольких вакцин оказалось с этой целью недостаточно.

И вот здесь-то и было установлено, что почти все обычные для российских политических кампаний инструменты в этом случае не работают. Молвят, что некоторые консультанты давали государственным служащим провести кампанию по вакцинопрофилактики в твердом стиле и без особенной оглядки на недовольных. Однако достаточно стремительно прояснилось, что согласие людей проявить свою лояльность на избирательных участках автоматом не конвертируется в их готовность придти на пункты вакцинопрофилактики.

Дело, может быть, в том, что корреляция меж поддержкой власти и готовностью вакцинироваться оказалась никак не самой прямой.

Либо же в том, что, как аккуратненько делали намёки мне некоторые исследователи и психологи, неприятие вакцинопрофилактики стало методом «выпустить пар» для тех людей, которые как бы и не готовы поддержать представителей оппозиции на голосовании, но ощущают внутри себя некое возмущение сложившимся в государстве положением дел и собственной личной судьбой. Кроме того, некоторые специалисты даже направляли внимание на то, что как раз обычно считающиеся нелояльными либералы оказались больше восприимчивы к призывам вакцинироваться, чем условные консерваторы и «охранители». «Либералы, подобные как я, выступают за то, чтоб набивать QR-код на руку, чтоб быть очень вольными — ходить на выступления и в рестораны»,— описывал мне свою логику один из таковых «проваксеров».

При всем этом сама российская структура управления в вопросах прививочной кампании уже не смотрелась единым монолитом, а походила на всеполноценную систему сдержек и противовесов, как это и обрисовывают политологи в собственных учебниках современной демократии. Может быть, как это стильно говорить, «спящие университеты» в один момент пробудились, ощутив свою нужность в связи с какими-то глубинными публичными действиями.

Например, к примеру, критики власти привыкли рассказывать, что сегодняшний Конституционный суд (КС) готов оправдать и признать конституционными любые деяния властных структур России. Но его глава Валерий Зорькин в собственной программной статье, размещенной 27 октября, практически предостерег власть от очень мощного нажима в противоборстве с вирусом Covid-19, прямо заявив об угрозе случайного вторжения в конституционные гражданские права под предлогом угрозы террористической деятельности либо сильной эпидемии.

И эта позиция главы КС, по имеющимся сведениям “Ъ”, оказала определенный эффект на деяния кабинета министров: ряд источников сообщают, что общефедеральная система QR-кодов будто бы могла быть введена решением Белого дома, но мнение головного заступника Конституции подвигло госслужащих создать с этой целью особые проекты законов.

При этом Государственная Дума, которая усилиями парламентского большей части, обычно, постоянно поддерживает начинания кабинета министров, тоже будто бы в один момент вспомнила о разделении властей. До звучных общественных заявлений дело не дошло, но во внутрифракционных обсуждениях некоторые статусные члены партии «Единая Россия», как говорят, дали возможность для себя довольно резкие оценки предлагаемых мер. А некоторые прямо ассоциировали их с пенсионной реформой, которая стоила «Единой Рф» суровых утрат в электоральном рейтинге.

В данной ситуации Государственная Дума показала полностью институциональный подход. Проекты законов о QR-кодах были высланы в рассылку на 30 дней для сбора отзывов от регионов. С одной стороны, это соответствует требованиям думского порядка, но с иной — если какие-то проекты законов чрезвычайно необходимо принять побыстрее, то регламентные нормы парламентариев нередко не останавливают. Так что подобное решение полностью можно считать политическим. А во время этой задержки думские политики даже вышли на прямую связь с противниками вакцинопрофилактики. К примеру, Председатель Государственной думы Вячеслав Володин открыл комменты в личном сообществе Телеграм под постом с призывом поделиться воззрением о законопроектах — и, как шутили в социальных сетях, «открыл окно в пучину»: его пост собрал больше 700 тыс. отзывов, в большей степени негативных.

Представители остальных веток власти тем временем тоже пробовали не продавить свое мнение, а учитывать интересы неуверенных. Например, заместитель премьер-министра Татьяна Голикова предложила увеличить период деяния QR-кодов для излечившихся от коронавирусной инфекции с 6 мес до года и дала обещание, что получить электронный сертификат смогут и переболевшие без симптомов, предоставив справку о наличии антител. А проект закона, который предполагал непременное наличие сертификата у пассажиров жд и авиатранспорта, совсем был снят с изучения — как выделил председатель Володин, по коллективному решению Думы и кабинета министров. Ранее больше кропотливо подойти к проработке этот меры призывал глава Российской Федерации.

Главные политические игроки в процессе обсуждений о вакцинопрофилактики и QR-кодах делали конкретно то, чего просит от них настоящая конкурентноспособная борьба на голосовании: рвались найти баланс, который поможет, не отступая кардинальным образом от поставленных до этого задач (и сохраняя тем ядро собственных приверженцев), привлечь к тому же неопределившийся круг избирателей. И с этой целью власти не испугались пойти на скидки соперникам либо, по последней мере, услышать и пообещать учитывать их запросы.

В политической философии нет конкретного ответа, как конкретно надлежит действовать политику: руководствоваться тем, что считает правильным он сам, либо же из того, что считает правильным общество. Однако передовые политические системы, возможно, как раз и должны оказывать помощь находить баланс меж 2-мя этими позициями. И наша система — по крайней мере, по одному раздельно взятому вопросу,— похоже, оказалась на это способна.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.