Как братья Березуцкие альтернативного кальмара печатали

Владельцы звезд Michelin братья Березуцкие — о детстве в Краснодарском крае, финансистах и работе на 120%. Близнецы из Армавира Сергей и Иван Березуцкие в свое время начали работать шефами в различных ресторанах 2-ух российских столиц, ездили на стажировки в США и Испанию, а в 2014-м открыли 1-ое коллективное заведение в столице России. Звездный час юных шефов пробил в 2017-м. Братья открыли Twins Garden на Страстном бульваре и уже через два года попали в рейтинг World’s 50 Best Restaurants. В конце 2021-го ресторан получил мировое признание — две звезды Michelin. Как отмечено в гастрономическом гиде, «Березуцкие поменяли вид современной российской кухни». В беседе «Русским требований!» братья поведали, как поменялась их жизнь после присуждения звезд Michelin, об отношениях с инвестором, мультимиллионером Алексеем Репиком, сохранении бизнеса во время сильной эпидемии и пищевых привычках граждан России. Самые калоритные моменты диалоги читайте ниже.

О детстве в Краснодарском крае, фасолевом кальмаре и субъективности Michelin

— Я желала побеседовать о не дающей мне покоя вещи о вашем творческом пути. Совсем не пойму, откуда у вас взялись познания о глобальных трендах, о сочетаниях вкусов и какое-то чутье в данной области. Вы сами гласите, что ресторанов в Краснодарском крае в маленьком провинциальном городе в принципе-то не было в особенности.

— (Сергей) Началось с того, что мы родились на Юге. На Юге россии. И там, к примеру, которые потрясают товары в плане овощей. У нас была дача, на которую мы постоянно ездили собирать эти овощи. И эти чувства, которые мы желаем на данный момент нашим гостям дать, — это когда ты срываешь и ешь хорошие, примечательные овощи. Когда пробуешь вот это, только-только собранное, только-только сорванное. Мать отлично постоянно пекла. Просто космос какой-то. И она постоянно говорила: «Ребята, желаете печенье — помогайте». И мы с большой любовью и с огромным кайфом постоянно помогали маме делать эти печенья. Ты садишься и ешь их с огромным наслаждением. Бабушка чрезвычайно смачно готовит. Бабушка варила супераджику, у которой были неописуемые запахи. И те вкусы, которые мы пробовали, наверняка, заложили нам вкус с юношества.

— Что далее?

— (Иван) Далее бизнес.

— (Сергей) Нужно сохранить и насколько это возможно приумножить то, что есть с Twins Garden. Никто не желает с этим расставаться. Это подобное лицо. И охото, чтоб ресторан развивался и двигался вперед. А что касается планов, то, кроме всего высочайшего и гастрономичного, есть мысли сделать что-то для коммерции. Охото незначительно зарабатывать. Это уместно. Есть то, что у тебя топ. И на данный момент тупо не сделать то, что может приносить еще какие-то средства. Так как ты не заработаешь на собственных высадках намного средств выше, чем уже зарабатываешь.

— А химия имеет отношение к кулинарии?

— (Иван) Естественно. Все процессы — это физика или химия.

— (Сергей) Все имеет хим состав. Даже соль.

— Другими словами вы сознательно осознаете, что случается снутри?

— (Сергей) Все процессы.

— (Иван) Мы не так давно в Оксфорде читали [лекцию] по гастрономии. Что происходят процессы с продуктами.

— Если в трехминутном режиме саммари, в чем содержание вашей лекции?

— (Иван) Что через десять лет пища чуть-чуть поменяется. Покажется больше альтернатив. Так как на данный момент все наилучшие научные работники мира ведут работу по созданию альтернативного белка.

— (Сергей) Мы в действительности защищаем планетку.

— (Иван) Мы, по-моему, 1-ые в мире напечатали у себя в ресторане кальмара из альтернативного белка.

— Напечатали кальмара?

— (Иван) На 3D-принтере, да. Я же говорю, мы немножко умные ребята.

— Это единичный случай кальмара, либо сейчас он повсевременно [так делается]?

— (Иван) Он тиражированный. Мы напечатали поначалу [единично], так как осознаем, что люди в Российской Федерации чрезвычайно осторожно ко всему новому относятся. И он начал продаваться. И мы думаем: «Давайте на данный момент в принципе нахально поступим». У нас есть блюдо в меню, где кальмар просто жареный, обыденный. Однако половина блюда — написанный кальмар, так же порезанный и так же пожаренный. Они вместе жарятся. И вместе лежат на тарелке. Блюдо называется «Кальмар и фасоль». Так как на самом деле он написан из фасоли.

— (Сергей) Фасолевого белка. Как альтернатива морепродуктам.

— (Иван) И все они ассоциируют. Самый задаваемый вопрос, понимаете, какой? «А где фасоль была? Кухня забыла положить?» Более девяносто процентов не ощущают различия.

— У меня было один раз мероприятие с человеком из мясной промышленности, где я со своими познаниями про веганский бургер задаю вопрос: «Вы в вашем бизнесе оцениваете как угрозу либо как возможность растительные альтернативы?» Человек гласит: «Да этого в принципе не будет никогда».

— (Иван) Да, мясо никуда не уйдет. Будет альтернатива. Как и молоко никуда не делось, однако есть куча альтернативного молока. Аналогичное с белком. И с иными группами продуктов. Выбор. Выбор — это отлично. Отсутствие выбора, «ешь что дали» — это трудность. Чем больше выбор, тем для пользователя лучше. Самое основное, что в Российской Федерации тоже на это отзываются.

— Вы наблюдали за тем, как Michelin приходил в Российскую Федерацию? Это было принципиально?

— (Сергей) Во-1-х, у гида репутация. Ему 120 лет. Круче нет в мире. Я полагаю, Michelin поможет большому туристскому сгустку после сильной эпидемии. Так как мы всегда говорим, что пища — это часть культуры государства. Бывает, люди говорят: «Театр. Сходить в Большой — вот это культура».

— Люди еще пореже прогуливаются в Большой, чем кушают.

— (Сергей) Да. А я говорю: «Куда бы мы ни приехали в другую государство, что мы делаем? Может быть, идем в театр, музей. Однако мы непременно идем в ресторан с местной пищей, чтоб смачно покушать и тем познакомиться со государством». Это сто процентов. Мы точно пойдем все в рестораны покушать что-то местное, ощутить вкус государства. Через пищу можно осознать территориальную изюминка, культурные индивидуальности, историю государства. И плюс это самое смачное знакомство со государством. Потому то, что Michelin зашел в Российскую Федерацию, думаю, даст путешественников.

— Почти все, в том числе вашего фаната Леонида Парфенова, думают, что выбор Michelin как хоть какой рейтинг чрезвычайно субъективен.

— (Сергей) В ресторанном бизнесе мы не бежим стометровку, чтоб осознать, кто лучше. Это все субъективность в которой-то степени. Я для вас даже больше скажу. Вот мы с Ваней близнецы. Нас мать в детстве кормила одной кашей, образно. Однако наши вкусы полностью различные. Мы можем придти в которой-то ресторан, и я говорю: «Вань, мне это нравится». А он: «Серег, мне это в принципе не нравится». У населения так различные вкусы и предпочтения, что мы можем есть одно и то же с одной и той же тарелки, но мне будет смачно, а ему — нет.

— Вы подозревали, что пришел специалист?

— (Иван) Давайте по чесноку. В 1-ые дни, когда нам сообщили, что Michelin входит в государство, мы подобные: «Все».

— Натужились.

— (Иван) Иноземцы. По-хоть какому нужно глядеть на иноземцев. Однако от этих иноземцев ежедневно запасы.

— (Сергей) Да. Это можно было сойти с разума.

— (Иван) Мы, короче говоря, сообщили: «Стоп, так можно сойти с разума, просто работаем — и все, что будет, то будет. Так как можно реально сойти с разума с ловлей этих мишленовских инспекторов: когда они придут, сколько их будет, на чье имя запас. Да ну нет!

— Вы понимаете, сколько шел процесс оценки?

— (Иван) Мне не известно. Поначалу они рассказывали, что они уже два года в столице России оценивали рестораны. Позже сообщили, что «мы зашли». Позже переносилась дата. И мы в принципе ничего не соображали. Позже нам сообщили, что «мероприятие будет этого-то числа». Мы подобные: «Наверняка, уже были по-хоть какому». И все, расслабились.

— На мероприятии ожидали, что дадут конкретно две звезды? Либо думали: «Ну, одну-то дадут»?

— (Иван) Не думали.

— (Сергей) На мероприятии, самое основное, мы ничего не соображали. Никто не осознавал. Все ходили, — соратники, товарищи, — общались, рассказывали, что никто не осознает, как пройдет. Все верно были в курсе, что будут сюрпризы.

О культе овощей, экономике и команде Twins Garden и правиле 2-ух «ок»

— Когда вы гласите «качество», что это означает?

— (Иван) Компоненты. Прежде всего это качество товаров, которые готовишь.

— (Сергей) Мы на данном деле по-отличному двинутые. Так как повысились на Юге — там, где сладкие помидоры. Когда можешь пойти и сорвать с кустика помидор и сходу съесть. Либо огурец. Либо малинку.

— У нас в средней полосе не так.

— (Сергей) Да, те чувства, которые испытываешь, когда пробуешь помидор, когда он пахнет, сочный, на вершине, так как ты только-только сорвал его с ветки, — мы никогда о них не размышляем, когда идем в магазин. Нам известно, как избрать не плохое мясо. Плюс-минус осознаем.

— Выскажемся так, мы знаем, как не избрать нехорошее мясо.

— (Сергей) Согласен. Знаем, как избрать рыбку свежайшую. Однако нам неприкрыто плевать, сколько дней этим овощам. Только бы не были гнилостными. Итак вот, в чем наше качество? Мы размышляем, сколько дней не лишь мясу, рыбе и всему остальному. Мы паримся, сколько дней овощам. Ведь когда идем в магазин, на полках лежат завезенные из других стран овощи. Мы смотрим на них и думаем: сколько? Вот он летел, образно, из Израиля. Его кто-то вырастил, сорвал. Он полежал. Позже на склады приехал, полежал. Позже летит. Прилетел. Полежал тут, так как на распределении. Позже приехал в магазины. Позже в магазине еще полежал. Вот сколько дней он уже как сорванный с ветки? Так что когда мы говорим о качестве товаров, мы паримся об этом. Усердствуем дать нашим гостям чувство того, когда ты сорвал эти томаты. Так у нас возникла ферма.

— Если поглядеть на гостей, из кого состоит ваша аудитория? тридцать процентов, вы сообщили, — это межгосударственные путешественники.

— (Сергей) Однако это до закрытия границ. На данный момент их меньше. До сильной эпидемии было приблизительно 30% зарубежных гостей. А в общем гости у нас, наверняка, — люди, кто разбираются в еде. Кто осознает, куда идет, кто желает получить новые воспоминания, вкусы и качество.

— А что на данный момент случается [с выручкой]?

— (Иван) Текущий год трудно оценивать, как на выручку воздействую две звезды. Так как мы никогда не были без гостей, ресторан постоянно вечером был полный.

— Один день простоя сколько стоит?

— (Иван) По-различному. Однако мы никого не сокращаем, не убираем. Все люди получают заработную плату и в данном локдауне, и в прошедшем.

— А почему вы так поступили?

— (Сергей) Мы убеждены в том, что рестораны делают люди. И непринципиально, какие стенки у ресторана будут. Поточнее принципиально, но не критично. Все равно делают и атмосферу в зале, и работу, и кухню люди, работающ?? в данном ресторане. И звезды получают люди. Так как если завтра не будет шефа либо остальных главных людей, ресторан может лишиться всех собственных звезд. Самая основная ценность Twins Garden — это команда. И сохранить в тяжелое время команду — это самое принципиальное, на наш взор.

— А команда издавна с вами? Как она обновляется?

— (Сергей) Есть процент, когда она обновляется. Кто-то приходит, кто-то уходит. Костяк работает издавна.

— (Иван) Кого-либо перекупают, дают много средств, чтоб он ушел и сделал что-то схожее. Это приемлимо. [Костяк с нами] более 5-шесть лет. Есть люди, переехавш?? из Петербурга, где я ранее работал.

— Я полагаю, это для ресторанного бизнеса огромное дело.

— (Иван) При этом мы довольно взыскательные.

— Да, про это тоже я слышала. Что вы вовне nice, а снутри твердые.

— (Иван) Твердые. Я объясню. Есть психология у человека. Бухгалтер трудится в собственном темпе целый день. Посиживает, что-то печатает, и ритм один. А ресторанный бизнес по-иному устроен. Ресторан работает днем в одном темпе, а позже приходит сходу чрезвычайно большое количество человек.

— Другими словами вечером безумие.

— (Сергей) С 7, приемлим, до 10 [вечера].

— (Иван) И вот люди, работающ?? на шестьдесят процентов собственных возможностей, трудятся в обычном, удобном себе режиме. И здесь приходит полная высадка. И все — необходимо включиться и работать на сто процентов.

— Это такая адреналиновая работа.

— (Иван) Да. Томная. Ты должен выйти из зоны удобства, работать и соображать еще резвее. И у нас довольно отличная дисциплина на работе, я считаю. Ребята все заряженные, соображают, что и для чего делают. Однако чтоб очень стремительно ресторан начал работать на 120%, не выходит время от времени быть nice.

— Как вы распределяете возможности? В беседе один повторяет за иным, не прекращает, возвращает и т. д. У вас все органично?

— (Иван) Мы обучались вместе давать интервью. У нас есть свое собрание ежедневно.

— На двоих?

— (Иван) Да. До общего. Где мы распределяемся, кто чем будет заниматься. Чтоб не мешать друг дружке. А в общем мы организовано принимаем решения.

— А если кто-то не согласен?

— (Иван) А это самый тяжелый момент. У нас есть одно строгое условие меж собой. С родственником в принципе заниматься кое-чем — так для себя. Однако нам помогает хитрость — нам обоим должно нравиться. Если однако бы один против, решение не принимается. Вот мы на данный момент на время карантина полы решили привести в порядок. Если б кто-то был против, этого бы не было.

— (Сергей) У нас должно быть два «ок». Непринципиально, это касается блюда в меню, ремонтных работ террасы либо еще чего-то.

О выходе из Twins Garden, отношениях с финансистами и проекте «для коммерции»

— Я желала осознать. Вы на самом деле на данный момент миноритарные же владельцы акций в собственном ресторане. У вас по пять процентов.

— (оба) Мы продали все уже.

— Почему и как это случилось? Ваша история в очах людей, которые могут покопаться в базах данных, смотрится так: был финансист Иван Сибирев, работавш?? в большой строительно-газовой компании, а у вас было по 12,5 %. Позже что-то случилось, и финансист поменялся. Поведайте, как эту историю видите вы.

— (Иван) Да ничего [особого]. Отличная, успешная продажа неплохого, хорошего ресторана. Это приемлимо.

— Финансист возжелал выйти, и вы захотели?

— (Иван) Нет, просто один человек возжелал приобрести. Сначала ковидных времен.

— Алексей Репик?

— (Иван) Да. Тогда никто не был в курсе, что и как будет. Не знал, в принципе кто-то очухается либо не очухается. Потому не плохое предложение.

— А этот бизнес стоит миллионы, 10-ки миллионов либо еще сколько-то?

— (Иван) Он стоит столько, за сколько ты можешь это реализовать. Вот и все. Не считаю, что в подобные «отличные» времена мы бы продали за дороже. Не могу сообщить, что продали за копейки продали, да и не за сумму, которую желали.

— (Сергей) И мы продали поэтому, что не можем далее не вкладывать.

— Другими словами тупиковая положение дел?

— (оба) Тупиковая положение дел.

— (Сергей) Это поддержка для ресторана была.

— А кредит взять?

— (Иван) А когда его выплачивать? Точно понятно, когда ветвь очнется?

— (Сергей) И сколько продлится вся эта история? Это не было ясно. Пошли домыслы: все, закроемся, больше никогда не откроемся. Атмосфера была так для себя. Не было осознания, когда выйдем из локдауна.

— А если б нервишки потерпеть могли быть, может, не так бы все было?

— (Сергей) Я не могу сообщить, что мы продали и жалеем либо не жалеем. Управление осталось нашим. Однако да, мы не имеем на данный момент долю в бизнесе.

— Разница есть.

— (Сергей) Наша основная победа — это то, что мы сохранили людей.

— (Иван) И ресторан. Я полагаю, что если нам приспичит что-то открывать, у нас есть возможность, с кем пооткрывать рестораны.

— Эпидемия — все равно большой риск. Однако какие-то возможности, планы на 22-23 годы, в чем они? У вас, наверняка, есть какие-то требования финансиста к для вас либо пожелания?

— (Иван) Взоры на предстоящее взаимодействие есть. В принципе у нас все по сути отлично. Все наши общие планы производятся. Не могу сообщить, что мы очень грустим. Нет, все приемлимо полностью.

— Давайте так. Это будет один ресторан либо несколько?

— (Сергей) Мы поглядим, когда это все больше либо наименее успокоится, чтоб можно было реально воплотить.

— А концепт однако бы сможете обрисовать, какой, куда?

— (Сергей) Выскажемся так, это больше для зарабатывания средств. Ясно, что Twins Garden — это две звезды Michelin, он важен и т.д. Однако у меня там толики нет. Все. Мне необходимы проекты, в которых мы все-же будем зарабатывать средства.

— С этим же инвестором либо с иным?

— (Сергей) Поглядим.

— Предложите? А там как пойдет?

— (Иван) Я считаю, что будет разговор.

— (Сергей) Мы всецело добросовестные в бизнесе.

— (Иван) Имеется ли предложения? Есть. Приемлимо. Даже много.

— В смысле, если не данный финансист, то иной?

— (Иван) Да нет, мы все равно суперпорядочные ребята. Потому поначалу будем развиваться в данном направлении. Я считаю, что у нас все приемлимо, отличные отношения. Однако имеется ли предложения снаружи? Много.

— McDonald’s от братьев Березуцких?

— (Иван) Нет, McDonald’s не желаем. Однако чего-нибудть подобное, да, для коммерции создадим в предстоящем году. Усердствуем.

— Другими словами это сетевая история?

— (Иван) Попытаемся сделать что-то. А далее поглядим, как пойдет.

— Сделать одну штуку, а позже поглядеть, можно ли её масштабировать?

— (Сергей) Для коммерции точно [необходимо] больше. Необходимо средства зарабатывать. Не лишь заниматься высочайшим.

Об различиях города Москва и Питера, недостатке кадров и практике в «столовке»

— Если поехать в всякую раскрученную государство Европы, сообщим, Италию, Францию либо Испанию, то даже в самой глухой селе самые общественно незащищенные слои, пожилые люди и юные люди, будут посиживать в баре. Другими словами девяносто процентов людей прогуливаются в баре и рестораны. У вас есть оценка, сколько людей прогуливаются в баре и рестораны в Российской Федерации?

— (Сергей) Считаю, меньше пятьдесят процентов.

— Тем паче ежедневно.

— (Иван) Наверняка, которое следует поколение, если ничего глобального не случится, будет, как на данный момент в Италии и Испании, часто посиживать в ресторанах. А пока, даже если очень благополучие поднимется у всех людей, не будут они массивно ходить.

— Другими словами это зависит не от благосостояния…

— (Иван) От культуры.

— Доставка не изменит культурные привычки людей?

— (Иван) Ресторан — это не пища. А доставка — это, так скажем, которая устала пища. Она закрывает одну необходимость. Я желаю есть — я заказал доставку. Однако в ресторан мы идем не лишь для этого. Мы идем поговорить, социализироваться.

— (Сергей) За чувствами.

— (Иван) Посидеть в обществе. Ресторан как времяпровождение. И еще выше — мы идем получить эмоции от пищи, от сервиса, от того, где ты находишься. Немножко больше себе нового открыть. Это уже совершенно неплохой ресторан.

— Гастрономическая столица Рф?

— (Сергей) Москва.

— (Иван) Я — человек, работавш?? в Питере, и у меня был наилучший ресторан там. Никто с этим не будет спорить. И в столице России работаю уже на протяжении нескольких лет. Когда приехал в Москву из Питера, я говорил: «Петербург — гастрономическая столица, сто процентов». И я могу на данный момент сообщить, как проработавший и там и тут длительное время, что гастрономическая столица — Москва. И пусть меня проклянут.

Данному есть полностью логическое разъяснение. Что подобное гастрономия? Это товары. Наилучшие товары в Российской Федерации находятся в столице России. Если в столице России овощных компаний 20, то в Питере — 2. Если в Москву слетаются все товары со всей Рф в наилучшем качестве, то в Питер они доезжают, лишь если в столице России не необходимы. 2-ой момент — уровень шефов. В столице России их значительно большее количество, чем в Санкт-Петербурге. В Санкт-Петербурге есть отличнейшие шефы, шедевральные, но их чрезвычайно не много. В столице России значительно более. 3-ий момент — число высококачественных заведений. В столице России их тоже значительно большее количество.

Два плюса Петербурга — это довольно низкие цены по соотношению с Москвой и то обстоятельство, что Питер — шефский город, тогда как Москва — город рестораторов.

— А в чем разница?

— (Иван) Разница в восприятии. Питер — полностью европейская модель. Там, где фигура шефа ставится выше, чем фигуры всех других.

— Кем ставится? Публикой?

— (Иван) Публикой. Людьми, приходящ??. В столице России фигура ресторатора выше фигуры шефа.

— Вы рестораторы либо шефы?

— (Иван) Шефы.

— (Сергей) Мы, наверняка, и рестораторы, и шефы. Так как у нас и бизнес.

— Если б вы могли поменять одну вещь в Российской Федерации, связанную с пищей, кухней, культурой, пищевыми привычками, что бы это было?

— (Сергей) Школу.

— (Иван) Образование.

— (Сергей) Мы бы поменяли образование в корне. Так как если брать ресторанный бизнес как такой, в Российской Федерации нет образования совсем.

— А госсистема?

— (Иван) Госсистемы нет. Она выходная полностью, ничему не учит. Я был в Испании в обыкновенном образовательном учреждении. Оттуда выходят ребята, знающ?? 200 соусов. И он тебе с ходу называет 200 соусов, из чего они состоят. И просто может их приготовить. В Российской Федерации из шефов с ходу 50 соусов назовут единицы. Не более 50 человек.

— (Сергей) Это база. Это фундамент. Без фундамента дом не строится.

— (Иван) Нам необходимо в общем поменять на уровне закона образование. Учить в обыденных ПТУ. Так как есть школы, пафосные, классные, но там не обучаются студенты. Там обучаются люди, которые уже имеют опыт и средства. А нам необходимо учить несовершеннолетних. А у нас где-нибудь в столовой практика, где он жарит котлеты. И начинает непереносить профессию, так как все работают на отвались.

— (Сергей) Вначале любые американские и европейские кадры лучше, чем российские.

— (Иван) Да. Они чрезвычайно приготовленные.

— (Сергей) Потому взлеты ресторанов на подобные высоты — это суперкрутые заслуги. Так как старт в Российской Федерации намного ужаснее в образовании. Мы обучались сами на поваров в ПТУ. И можем сообщить, что это…

— (Иван) Дно.

— (Сергей) Это не учеба. Ты попадаешь далее и понимаешь, какой мир гастрономии [в действительности].

— (Иван) Да, как он великолепен.

— Круто, что практика в столовке не отвратила вас от профессии.

— (Иван) Мы были близки.

— Да? Желали кинуть?

— (Иван) Так как мы попали в столовку. Серега ушел оттуда через 2 дня. Увидел, как бывает.

— А что смутило?

— (Иван) Отношение. Всем было наплевать. Нас отпускали пораньше, а мы не могли осознать, почему. Говорим: «Давайте мы останемся. Мы же для вас поможем». Они говорят: «Иди домой». Однако один раз мы остались и узрели, что все паковалось и выносилось к для себя домой.

— (Сергей) Вначале была такая история. Это плохо. Однако изменив образование, мы получим хорошие кадры. А они нам необходимы в ресторанах.

— Нужно что-то в итоге пожелать нашим зрителям.

— (Иван) В наступающем году я желаю пожелать для вас получать наслаждение от того, что вы делаете. Так как мы чрезвычайно большое количество времени. тратим на то, чем увлечены. И научиться получать наслаждение от этого — большая-большая победа в жизни. Что бы вы ни делали. Желаю заниматься лишь тем, от чего вы кайфуете, что приносит для вас счастье. Это трудно. Однако если получится это сделать, будут и средства, и свита, и товарищи. И все, что обычно для вас хотят на Новый год, все будет. Так как тот положительный настрой, то ублажение от жизни, которое вы будете испытывать, перекроет все вероятные трудности. И можно будет посмотреть совсем по-иному на мир. И средства покажутся, и здоровье, и все другое. Так как эмоциональное состояние человека, когда он занимается тем, от чего кайфует, намного лучше.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.