17 человек на сундук покойника — новые жертвы суррогатной водки

Новогодние празднички в Российской Федерации закончились смертью 17 человек от суррогатного алкогольных напитков. Как контрафакт оказывается на прилавках? Ведает специалист. 8 и 9 января в Тюменской области от контрафактного алкогольных напитков погибли 17 человек: девять — в Тюмени и 8 — в населенном пункте Кондинский Ханты-Мансийского независимого окрестность. Предпосылкой отравления стал метанол, разлитый под видом водки с наименованиями «Источники Сибири» и «Королевская охота». Глава СК Александр Бастрыкин сообщил, что «держит на контроле расследование инцидента».

По расчетам профессионалов, каждый день от суррогатного алкогольных напитков в Российской Федерации гибнут 2–3 человека. Ни ужесточение законодательства, ни постоянные рейды милиции не содействуют улучшению ситуации.

Почему россияне продолжают брать контрафакт и гибнуть? Про это «Новой прессе» сообщил Максим Черниговский, генеральный директор НП «Клуб проф рынка спиртной продукции».

«Водочно-пивная государство»

— Какие слагаемые отравлений, схожих тюменским?

— Случившееся в Тюменской области было, к несчастью, прогнозируемо. На другими словами несколько обстоятельств. Главная — общественно-финансовая. Не лишь у нас, во всех государствах так: как начинается кризис в отрасли экономики, как настоящие доходы жителей падают, люди начинают передвигаться в сторону незаконного рынка. Это касается всех частей. Однако если разговаривать о незаконных каналах сбыта алкогольных напитков, то тут чрезвычайно обширное предложение. Прежде всего — веб: в государстве около 3-х тысяч веб-сайтов, которые незаконно ведут торговлю псевдоалкогольной продукцией. И это — главная причина этого количества отравлений.

А также, когда билет в театр стоит тысячу рублей, а малая розничная стоимость поллитровки водки 261 рубль, — вы сами осознаете, что случается. Беря во внимание настоящие доходы жителей, которые пару лет попорядку падают, конечно же, человеку легче приобрести эту самую бутылку водки и вместе с ней повстречать вечер под какой-либо сериал.

В Российской Федерации в принципе развращенная структура употребления спиртных напитков. восемьдесят процентов, в повторном подсчёте на безусловный алкогольные напитки, приходится на водку и пиво, и лишь двадцать процентов — на все другое.

У нас люди, к несчастью, не владеют даже какими-то первичными познаниями о потребительских свойствах того либо другого спиртного напитка. Да, целый ряд государств нас опережает по числу выпитого, та же Чешская республика, Ирландия, но в структуре употребления там, в главном, слабенький алкогольные напитки, винодельческая продукция. У нас чрезвычайно большой размер конкретно водки — приблизительно 45%. И это я говорю лишь о законном рынке. У нас государство водочно-пивная, это, естественно, чрезвычайно плохо. Я откровенно думаю, что это как раз и есть ворота в алкоголизацию.

Очередной принципиальный момент заключается в том, что у нас чрезвычайно твердое нормативно-правовые акты касаемо розничного оборота спиртных напитков. А с иной стороны — большой размер незаконного рынка. Как понятно, твердые требования законодательства в Российской Федерации нивелируются необязательностью их выполнения. Невыполнение законов является трамплином для развития незаконного рынка и напротив — барьером для развития законного.

Ну и в Российской Федерации — чрезвычайно доступный метанол. Все, что соединено с оборотом этилового спирта, [на уровне закона ограничено] чрезвычайно агрессивно. А вот метиловый спирт по сути может приобрести хоть какой. В данном плане, по моему мнению, чрезвычайно либеральное нормативно-правовые акты касаемо розничного оборота конкретно метанола. Он нужен в лако-ярком производстве, производстве моющих средств и т.д., и приобрести его может фактически хоть какой. Мы, клуб экспертов рынка спиртной продукции, не один раз выступили с рекомендациями уже всем институтам исполнительной власти, ответственным за розничный торговля спиртными напитками, всецело зеркально ввести правила по этанолу в отношении метилового спирта.

— Почему эти советы не были приняты?

— Эти советы поступали не лишь от «Клуба экспертов рынка спиртной продукции», да и члены Государственной Думы за это выступали. Разъяснить [непринятие советов] я могу лишь финансовыми основаниями. Все те юридические нормы, которые нужно, по моему мнению, вводить, стоят средств: это и распространение ЕГАИС (единой гос автоматической информсистемы), и целый комплекс остальных мер, это довольно драгоценное наслаждение. Это следовательно прирастит себестоимость продукции, так как метиловый спирт в индустрии употребляется.

— Вы сообщили, что россияне предпочитают употреблять водку, но не вино, и это, дескать, плохо. Почему?

— В действительности, это непростой вопрос. Здесь несколько характеристик. Исторически в Российской Федерации высокоградусное спиртное постоянно пили больше. Попытайтесь приобрести солидное вино дешевле 300 рублей. У нас наценка на бутылку шампанского такая же, как на водку, однако градусность существенно различается. А за рубежом положение дел совсем оборотная. Там сравнимо дешевая винодельческая продукция и дорогой высокоградусное спиртное. По моему мнению, это соединено с неправильной акцизной системой, существующ?? в Российской Федерации. У нас чрезвычайно высочайшие акцизные сборы. В Армении, Казахстане акцизные сборы на высокоградусное спиртное ниже практически в два раза. Подытоживая, у нас по соотношению с винодельческой продукцией, высокоградусное спиртное дешевый, потому его потребляют больше. При всем этом у нас акцизные сборы чрезвычайно высочайшие по соотношению с настоящими доходами жителей. Нужно снижать акцизные сборы, поэтому у нас дорогой законный алкогольные напитки.

Ну и, совершенно точно, высокоградусное спиртное подделывать легче, а рублевый выброс с бутылки водки еще выше за счет неуплаты налогового сбора и такого же НДС, ежели с бутылки вина.

Где «приторговывают»?

— Почему контрафактный алкогольные напитки попадает в магазины?

— Наша основная трудность в том, что мы ориентируемся на экономику больших городов. Те же сетевые магазины, вся лицензионная розница, они, конечно, незаконным алкогольными напитками не ведут торговлю. По той обычный причине, что там действует ЕГАИС (система для учета производства и оборота этилового спирта). Однако у нас чрезвычайно много компаний розничной торговли, которые, не имея лицензии, ведут торговлю алкогольными напитками «из-под прилавка». Нередко незаконным алкогольными напитками. На сегодня у нас в государстве приблизительно пол миллиона розничных магазинов, из них лишь около 200 [тысяч] имеют розничную лицензию на продажу спиртного. Оставшиеся магазины приторговывают, не все, естественно, но существенная доля.

— Что является плацдармом для этого рода торговли?

— Нельзя опровергать, что если в больших городах-миллионниках контроль существует и вылавливают псевдоторговцев, то в маленьких населенных пунктах этого твердого контроля нет. Российская Федерация чрезвычайно большая. Для примера, у нас в государстве 160 тысяч населенных пунктов, из них, лишь вникните, в 70 тысячах в принципе отсутствует законная розничная торговля спиртными напитками! Другими словами там нет магазинов, имеющ?? подобное право. В главном это сельская местность.

Юридические требования чрезвычайно твердые. И совсем не все магазины на сельской территории могут выполнить эти требования по беспристрастным причинам. У нас до тридцать процентов населенных пунктов в главном снабжаются средством выездной торговли, а так в принципе реализовывать алкогольные напитки нельзя.

Про то, что случилось в Тюмени. Снова-таки эти масштабные отравления попадают в информационную повестку дня тогда, когда это случается в больших городах. Ранее в Иркутске стршные действия, неподалеку от Оренбурга, в Екатеринбурге, а что случается в маленьких населенных пунктах, нам совершенно не понятно. Там еще почаще травятся люди, просто это не попадет в новостные ленты.

Уже регулятор сообщает про то, что 2–3 человека в день гибнут от потребления метанола.

Вот главные предпосылки, почему у нас люди травятся от метанола и почему, к несчастью, будут продолжать от него травиться.

— Отравление поддельной водкой с заглавием «Источник Рф» либо «Источники Рф», как и «Королевской охотой», случается уже не в первый раз. Почему подделывают определенные марки?

— Там какая положение дел была, бутлегерам подсунули метанол, а они и сами не знали, разлили партию и реализовали нескольким продавцам, которые развезли продукт по различным районам. Вот люди в различных местах и стали травиться одной и той же водкой. Я не верю, что кто-то осознанно, кто занимается созданием незаконной водки, будет применять метанол заместо этанола. Этот бизнес просит тишины, они же делают средства не на экономии средств на сырье, а на том, что налоговый сбор не платят. В 260 рублях цены 0,5 литра водки — 160 рублей с копейками это налоговый сбор и НДС. Потому не верю, что могли осознанно приобрести метанол, но без специального оборудования его не отличить от этанола. Просто им подсунули.

— Каковой примерный изображение россиянина, страдающ?? от контрафактного алкогольных напитков?

— Это совсем не сложно. Нужно просто поглядеть структуру доходов нашего жителей и все сходу станет ясно. У нас 42 миллиона пожилых людей со средней пенсией наименее 16 тысяч, вот сходу сектор неплохой. 20 миллионов людей, которые проживают за уровнем нищеты. У нас две третьих работоспособного жителей со средним заработком наименее 30 тысяч за месяц. Вот для вас потенциальные пользователи этот продукции.

— Имеется ли действующие способы борьбы с контрафактным рынком? Как с ним ведут борьбу рубежом?

— Единственный метод борьбы — поменять финансовые составляющие жизни нашего общества. Чем выше настоящие доходы жителей, тем ниже размер незаконного рынка.

Контрафакт существует во всех без исключения государствах. По данным Росалкогольрегулирования, размер незаконного рынка в секторе крепкого алкогольных напитков в Российской Федерации составляет тридцать процентов. У нас годовой размер водки, ну и коньяка, это 800 миллионов л., плюсовать нужно 200 миллионов л. незаконной продукции. Это «гаражная» водка и самогон. И это минимум, специалисты говорят про сорок процентов, другими словами 300 миллионов в год. Это тяжелые числа. Высокоградусное спиртное — это самая проблемная зона.

Однако трудность, снова, существует во всех государствах. Налоговый сбор на высокоградусное спиртное всюду довольно высочайший. С этим можно биться, повышая уровень жизни людей. В той же Бразилии пятьдесят процентов транспорта ездит на метиловом спирте. И никому там в голову не приходит во вовнутрь его употребить. Там не самая высочайшая экономика, но существует соизмеримость меж настоящими доходами и ценой алкогольных напитков. Если по тем либо другим причинам мы не можем повысить уровень жизни людей, тогда необходимо понизить стоимость на законный алкогольные напитки. Сделать это можно лишь одним методом — понизить акцизные сборы. Чтоб высококачественный алкогольные напитки, законный алкогольные напитки, был доступен для населения. Или повысить настоящие доходы, или понизить цена. Остальных вариантов нет.


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.