Бизнес и «прайсы» ректора Анзора Саралидзе

Бизнес и "прайсы" ректора Анзора Саралидзе

В редакцию The Moscow Post пришли письма от родственников некоторых студентов этого уважаемого учебного заведения.

Как утверждают авторы письма, якобы на студентов, которые не хотят прививаться, оказывается сильное психическое давление, с угрозами не допускать до практики, и соответственно последующим отчислением. В такое верится конечно с трудом. Да и мы бы не поверили. Но вот второе сообщение заставило задуматься.

Из него следовало, что якобы одну из студенток до состояния «панической атаки» могла довести преподаватель по общим основам педагогики Педагогического института (в составе университета входят несколько институтов).  По утверждения одного из читателей, он стал свидетелем того, как эта дама устроила «личный допрос» студентке которой якобы заявила «Ты опасна для общества, я не допущу тебя до практики, … «. После чего у девушки случился нервный срыв.

Понятно, что вопрос о необходимости вакцинации вообще не стоит-она должна быть по возможности повсеместна. Иначе такую беду как Ковид не остановить. Но методами, к которым прибегают, судя по письмам наших читателей педагоги Владимирского университета, должны заинтересоваться компетентные органы.

Далее из письма следует, что студентов уже ознакомили с некими документами, в которых все прописано и про самостоятельную учебу, и про лишение практики… Но вот сам университет якобы все отрицает и чистит комментарии в местных соцсетях, если кто-то оставляет «неправильные» отзывы под постами про вакцинацию.

Отдельно в своем письме родители студентов указывают не недопустимо грубое обращение преподавателей… Фамилии этих педагогов переданы в редакцию.

Чем больше мы разбирались, тем больше понимали, что Владимирский госуниверситет отнюдь не первый год сотрясают громкие скандалы. Достаточно набрать название ВУЗа в поисковой системе. Это первое… Второе — удивила и коммерческая «жилка» ректора университета Анзора Саралидзе: Ведь со стороны университет предстает этаким «купцом» с широким набором «услуг», хотя сами студенты в своих отзывах жалуются на отсутствие мест в общежитиях. И другие проблемы…

В деталях разбирался корреспондент The Moscow Post во Владимирской области.

Практику пройдут все?

Но отметим четкую, организационную работу ректората Владимирского государственного университета: не успел The Moscow Post известить ректора университета Анзора Саралидзе о том, что редакция получила «сигналы» от родителей студентов, буквально через час раздался звонок из Владимира. Звонила Наталья Шапшай, руководитель пресс-службы университета.

Через день пресс-служба университета прислала письмо, в котором утверждала, что «Процедура вакцинации никак не связана с учебным процессом студентов…практика наравне с освоением дисциплин на лекциях, практических занятиях и лабораторных работах является неотъемлемой частью программ подготовки.

Студенты – будущие учителя – проинформированы об этих особенностях».

Так и хочется спросить о каких именно особенностях проинформированы «будущие учителя»? Особенностях подхода к ученикам, которые демонстрируют преподаватели ВЛГУ по отношению к своим студентам? Или о тех, которых пойдет речь ниже?

«Проходной двор» или альма-матер?

По утверждению наших читателей, университет экономит на охранных мерах. Судя по письму незадолго до Нового года прямо в здании учебного корпуса Педагогического института Владимирского госуниверситета умер » молодой человек 26-28 лет», который забежал в учебное заведение по непонятным причинам… И носился по коридорам института. Он что-то громко кричал. За ним гонялась уборщица со шваброй… Потом непрошенного гостя изловили и заперли в библиотеке до приезда полиции.

Он якобы жаловался на боли в сердце. В итоге полиция вместе с каретой «Скорой помощи» прибыла к шапочному разбору: незваный гость неожиданно скончался.

В местных новостях сообщили, что это был наркоман. Об этом писала «Губерния».

Подробно же историю описали журналисты портала «Зебра ТВ». Сами студенты университета рассказывали, что этот человек успел даже до студенческого общежития добежать, перепугав первокурсниц своим неадекватным видом…

Ректор Владимирского государственного университета Анзор Саралидзе

Странно в этой истории и вот еще что: еще 20 сентября прошлого, 2021 года, после известных событий в Перми, когда погибли люди в кампусе Пермского государственного научно-исследовательского университета, его коллега ректор ВлГУ Анзор Саралидзе срочно собрал заседание, на котором озвучил, что будут усилены охранные меры. Об этом сообщал «Царьград».

Но как неадекватный молодой человек попал в учебный корпус Педагогического института подведомственного ВлГУ на проспекте Строителей? Это ЧП произошло 30 ноября, почти через 40 дней после памятного заседания во Владимирском госуниверситете по принятию новых, более жестких охранных мер.

Где же была охрана? И почему незваного гостя со шваброй гоняла лишь уборщица?

Или на охране ректор Саралидзе стоял лично?

Прайс по-владимирски

Свой пост г-н Саралидзе занимает с 2013 года. Это срок. И большой. Добавим также, что в самом университете г-н Саралидзе работает с 2000 года. С 2006 по 2012 гг. занимал пост проректора по учебно-воспитательной работе.

В конце 2005 г. Владимирский госуниверситет сотрясали «катаклизмы» местного масштаба. В университете тогда назрела смена руководства.

Ректор Алексей Сергеев, достигнув предельного возраста — 65 лет, сложил полномочия.

Бывший ректор Владимирского государственного университета Алексей Сергеев

Обязанности ректора в те дни стал исполнять 64-летний Владимир Кечин. 20 июня 2005 г. должны были пройти выборы нового ректора.

Но именно в те дни в университете разгорелся большой скандал. И он мог повлиять на результаты выборов ректора.

Вдруг выяснилось, что студенты платят за место в общежитии больше, чем должны. И со студентов, которые учатся бесплатно, брали плату за общежитие большую, нежели это предусмотрено Федеральным законом N 125 от 22.08.1996 г. «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», который гласит, что «каждый обучающийся, нуждающийся в жилплощади, должен быть обеспечен отвечающим санитарным нормам и правилам местом в общежитии при наличии соответствующего жилфонда вуза. Размер оплаты проживания в общежитии не может превышать 5 % размера стипендии…»

Но студенты-«бюджетники» платили за общежитие, коммунальные и бытовые услуги гораздо больше 5 %. И эти средства приходуются, как доходы от предпринимательской деятельности. Об этом писал «Призыв». 

Администрация университета объясняла такие циничные «поборы» необходимостью: в казне университета нет средств на содержание общежитий. Но администрация молчит том, что в федеральном бюджете уже заложена статья подобных расходов. Средства по этой статье отчисляются во внебюджетный фонд. Сумма может ежегодно составлять несколько миллионов рублей.

О том, что за общагу дерут больше 5 % студенты даже не догадывались. Стипендия (на тот момент) была 550 рублей, а значит, общежитие должно было стоить не больше 27-30 рублей, а студиозы платили по 65 руб.

Сегодня с оплатой тоже не все ясно, хотя стипендия доползла до почти 1400 руб.

Что же мы имеем с «гуся»?

Как видим, разброс «прайса» огромный: от 764 руб. и ниже… И есть даже те суммы, о которых студенты мечтали несколько лет назад — 25 — 44 рублей… Но много ли студентов университета платят такие суммы?

37 случаев ректора Саралидзе

Надо заметить и вот что: именно тогда, когда г-н Саралидзе стал ректором, скандалы разгорелись особенно сильно.

Очень нехорошая история случилась в 2015 г. с самым молодым проректором по внеучебной работе и молодежной политике Александром Ведехиным, который «погорел» после выводов контрольно-ревизионной комиссии.

 Увольнение произошло стремительно: г-н Ведехин ушел по собственному желанию. Об этом писал «АиФ».

 Но ректор Саралидзе упорно отрицал связь отставки проректора Ведехина с контрольно-ревизионными мероприятиями.

А г-н Ведехин неожиданно » всплыл» в Министерстве образования и науки РФ в должности заместителя директора Департамента государственной молодежной политики и воспитательной деятельности.

Александр Ведехин после скандального увольнения «всплыл» в Министерстве образования и науки РФ

Таким образом, г-н Ведехина покинул теплое место во Владимире. И перебрался в столицу!

Следом грянул новый скандал, еще более громкий.

Студенты и преподаватели университета обвинили помощника проректора Мориса Косяна в коррупции. Г-н Косян якобы за вознаграждение проставлял зачеты и экзамены по предметам, на которых студенты ни разу не являлись. Об этом сообщала «Молва33».

Потом г-н Косян начал оказывать давление на преподавателей. И даже пытался их подкупить. В итоге появилось письмо к ректору Владимирского госуниверситета Анзору Саралидзе от президента Всероссийского общественного движения «За качественное образование» Валерии Зотовой.

Валерия Зотова просила ректора Саралидзе разобраться в ситуации с Морисом Косяном.

Похоже, что историю просто » заглушили», г-н Косян, также, как и г-н Ведехин ушел по » собственному желанию».

Не менее интересен и громкий скандал, который случился весной 2017 года.

Следствие насчитало в резонансном деле 37 эпизодов взятки. В этих взятках обвинили доцентов кафедры «Психология личности и специальная педагогика» Гуманитарного института университета С. Малинину, А. Макарову и Е. Базалей.

По версии следственного отдела Октябрьского р-на (начальник – на тот момент — капитан Эдгар Серопян), факты получения преподавателями взяток от студентов якобы не вызывали сомнений. 

Эдгар Серопян

Малинина, Макарова и Базалей, будучи членами госкомиссии из 5 человек и имея перевес голосов якобы за взятки влияли на результаты экзаменов. В деле имеются и заявления от студентов, разоблачающие корыстных преподавателей. Но все заявления написаны как бы одной рукой.

Следственное управление СКР по Владимирской области почти через год заявило о завершении следствия. И передаче дела в прокуратуру и в суд. Но этого не произошло.

И только через какое-то время дело поступило в Октябрьский районный суд г. Владимира.

Почему же с такой пролонгацией?

Одним из поводов для возвращения прокуратурой дела на дораследование явилась невнимательность следователя в работе с документами. В частности, с приказами по утверждению персонального состава госкомиссий. Фамилии одной из фигуранток вообще не было в приказе о составе комиссии на госэкзаменах в 2015 году. Получается, ни юридически, ни фактически эта преподавательница не могла быть членом комиссии, способной повлиять на оценку. Из материалов дела пропали показания отдельных свидетелей.

Был и еще один настораживающий факт: Малинина, Макарова и Базалей до объединения университета с ВГПИ трудились вместе на кафедре «Специальная педагогика». Кафедрой руководил профессор Александр Пальтов. Должность эта выборная. Но на конкурсных выборах большинство проголосовало за Малинину. Но такой результат, похоже, не устроил профессора. 

Г-н Пальтов не скрывал своего желания возглавить новую кафедру. И завертелась большая интрига. Местные СМИ писали, что следователь Эдгар Серопян и профессор Александр Пальтов являются родственниками: их супруги – Эльвира Пальтова и Мэри Серопян – сестры. Об этом сообщало ИА «Томикс».

К слову, весной 2018 г. г-н Серопян убыл из Владимира в Ямало-Ненецкий АО, в город Надым, где возглавил следственный отдел.

Неужели ректор Саралидзе был в стороне от этой дикой истории?

Да не был конечно. Скорее всего провожал в это время Серопяна в Надым.

Ректор-бизнесмен

И теперь о неких, неректорских делах г-на Саралидзе, который, как свидетельствует Руспрофайл, связан некими ниточками со многими ООО через ФГБОУ ВО «Владимирский государственный университет», а именно с Фондом развития ВлГУ, ООО «НПП»СП», АНО «Экоцентр» и др.

И тут у г-на Саралидзе есть ценный помощник-советник при ректорате, некий Александр Люхтер, он же – учредитель 5 разных компаний.

Если просмотреть биографию г-на Люхтера, можно узнать, что некоторое время тому назад он подвизался в роли начальника управления Департамента семьи и молодежной политики в Восточном административном округе Москвы. Эта информация есть на сайте этого округа столицы.

 

Александр Люхтер

Что же заставило г-на Люхтера перебазироваться из Москвы в провинциальный Владимир?

По всей видимости, те широкие возможности, которые открылись перед ним в городе Владимире: это щедрые госконтракты, которые получает Владимирский государственный университет через свое ООО «ИЦ при ВлГУ».

Обратим внимание на суммы — 350 0000, 300 0000, 422 000000, 1500 00000 руб.

Неплохие суммы?  Может из-за них появляется стремление предъявлять студентам такие «прайсы»?

Разве при таких » заработках» стоит ли обращать внимание на всякие досадные мелочи, как-то: взяткодательство в стенах университета, хамство преподавателей, угрозы (на ровном месте) об отчислениях?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Бизнес и «прайсы» ректора Анзора Саралидзе

 
Бизнес и "прайсы" ректора Анзора Саралидзе

В редакцию Москов Пост пришли письма от родных некоторых учащихся этого почетаемого образовательного учреждения.

Как заявляют создатели письма, будто бы на учащихся, не желающие прививаться, оказывается мощное психическое давление, с угрозами не допускать до практики, и следовательно следующим отчислением. В подобное верится естественно кое-как. Ну и мы бы не поверили. Однако вот 2-ое сообщение принудило озадачиться.

Из него следовало, что будто бы одну из студенток до состояния «панической атаки» могла довести педагог по общим основам педагогики Педагогического института (в составе института входят несколько институтов).  По утверждения 1-го из читателей, он стал очевидцем того, как эта дама устроила «личный допрос» студентке которой будто бы заявила «Ты небезопасна для общества, я не допущу тебя до практики, … «. После этого у девицы произошел нервный срыв.

Ясно, что вопрос о необходимости вакцинопрофилактики в принципе не стоит-она обязана быть насколько это возможно повсеместна. По другому такую неудачу как Коронавирус не приостановить. Однако способами, к которым прибегают, судя по письмам наших читателей преподаватели Владимирского института, должны заинтересоваться компетентные органы.

Дальше из письма получается, что учащихся уже ознакомили с некоторыми документами, в которых все указано и про самостоятельную учебу, и про лишение практики… Однако вот сам институт будто бы все опровергает и чистит комменты в местных социальных сетях, если кто-то оставляет «некорректные» отзывы под постами про вакцинопрофилактику.

Раздельно в собственном письме предки учащихся указывают не неприемлимо грубое обращение педагогов… Фамилии этих преподавателей переданы в редакцию.

Чем больше мы разбирались, тем больше соображали, что Владимирский государственный университет никак не 1-ый год сотрясают звучные конфликты. Довольно набрать заглавие ВУЗа в поисковой машине. Это 1-ое… 2-ое — изумила и коммерческая «жилка» ректора института Анзора Саралидзе: Ведь со стороны институт стает таким «негоциантом» с широким набором «услуг», однако сами студенты в собственных отзывах сетуют на отсутствие мест в общежитиях. И иные трудности…

В деталях разбирался журналист Москов Пост во Владимирской области.

Практику пройдут все?

Однако отметим четкую, организационную работу ректората Владимирского муниципального института: не успел Москов Пост известить ректора института Анзора Саралидзе про то, что редакция получила «сигналы» от родителей учащихся, практически спустя час раздался звонок из Владимира. Звонила Наталья Шапшай, управляющий пресс-центра института.

Через один день пресс-центр института прислала сообщение, где заявляла, что «Процедура вакцинопрофилактики никак не связана с образовательным процессом учащихся…практика вровень с освоением дисциплин на занятиях, практических упражнениях и лабораторных работах является неразделимой частью программ подготовки.

Студенты – будущие преподавателя – уведомлены об этих особенностях».

Так и охото спросить о каких конкретно особенностях уведомлены «будущие преподавателя»? Особенностях подхода к учащимся, демонстрирующ?? педагоги ВЛГУ по отношению к своим учащимся? Либо о тех, которых речь пойдет ниже?

«Проходной двор» либо альма-матер?

Согласно заявлению наших читателей, институт сберегает на охранных мерах. Судя по письму накануне Нового года прямо в помещении учебного корпуса Педагогического института Владимирского государственного университета погиб » юноша 26-двадцать восемь лет», забежавш?? в образовательное учреждение по непонятным причинам… И носился по коридорам института. Он что-то звучно орал. За ним гонялась уборщица со шваброй… Позже непрошенного гостя поймали и заперли в библиотеке до прибытия правоохранительных органов.

Он будто бы сетовал на боли в сердце. В конечном итоге милиция вместе с каретой «Скорой помощи» прибыла к шапочному разбору: незваный гость нежданно умер.

В местных новостях сказали, что это был наркоман. Про это писала «Губерния».

Тщательно же историю обрисовали репортеры портала «Зебра ТВ». Сами студенты института ведали, что данный человек успел даже до студенческого общежития добежать, перепугав первокурсниц своим неадекватным видом…

Руководитель Владимирского муниципального института Анзор Саралидзе

Удивительно в данной истории и вот еще что: еще 20 сентября прошедшего, 2021 года, после узнаваемых событий в Перми, когда погибли люди в кампусе Пермского муниципального научного изыскательского института, его сотрудник руководитель ВлГУ Анзор Саралидзе в срочном порядке собрал совещание, на котором озвучил, что будут усилены охранные меры. Про это докладывал «Царьград».

Однако как неадекватный юноша попал в учебный корпус Педагогического института подконтрольного ВлГУ на проспекте Строителей? Это происшествие случилось 30 ноября, практически через 40 дней после памятного совещания во Владимирском государственном университете по принятию новых, больше твердых охранных мер.

Где же была охрана? И почему незваного гостя со шваброй гоняла только уборщица?

Либо на охране руководитель Саралидзе стоял лично?

Прайс по-владимирски

Собственный пост г-н Саралидзе занимает с 2013 года. Это срок. И большой. Добавим также, что в самом институте г-н Саралидзе работает с 2000 года. С 2006 по 2012 гг. состоял в должности проректора по учебно-воспитательной работе.

В конце 2005 г. Владимирский государственный университет сотрясали «катаклизмы» местного масштаба. В институте тогда назрела смена управления.

Руководитель Алексей Сергеев, достигнув максимального возраста — шестьдесят пять лет, сложил возможности.

Бывший руководитель Владимирского муниципального института Алексей Сергеев

Обязанности ректора в те дни стал исполнять 64-летний Владимир Кечин. 20 июня 2005 г. должны были пройти выборы нового ректора.

Однако конкретно в те дни в институте разгорелся большой скандал. И он мог воздействовать на итоги выборной кампании ректора.

Вдруг было установлено, что студенты платят за место в общежитии выше, чем должны. И со учащихся, которые обучаются безвозмездно, брали плату за общежитие огромную, ежели это предвидено Общегосударственным законом N 125 от 22.08.1996 г. «О высшем и послевузовском проф образовании», который говорит, что «каждый обучающийся, который нуждается в жилплощади, должен быть обеспечен отвечающим санитарно-эпидемиологическим правилам и правилам местом в общежитии при наличии соответственного жилфонда университета. Размер оплаты жительства в общежитии не может превосходить пять процентов размера стипендии…»

Однако студенты-«работники бюджетной сферы» платили за общежитие, коммунальные и бытовые услуги значительно большее количество пять процентов. И эти средства приходуются, как прибыль от коммерческой работе. Про это писал «Призыв». 

Администрация института разъясняла подобные меркантильные «поборы» надобностью: в казне института нет средств на содержание общаг. Однако администрация молчит том, что в госбюджете уже заложена публикация схожих затрат. Средства по данной статье отчисляются во внебюджетный фонд. Размер может раз в год составлять несколько миллионов рублей.

Про то, что за общагу дерут более 5 % студенты даже не догадывались. Стипендия (в то время) была 550 рублей, а означает, общежитие должно было стоить не более 27-30 рублей, а студиозы платили по 65 руб.

Сейчас с оплатой тоже не все ясно, однако стипендия доползла до практически 1400 руб.

Что все-таки мы имеем с «гуся»?

Как видим, разброс «прайса» большой: от 764 руб. и ниже… И есть даже те суммы, о которых студенты желали пару лет назад — 25 — 44 рублей… Однако много ли учащихся института платят подобные суммы?

37 случаев ректора Саралидзе

Нужно увидеть и вот что: вот тогда, когда г-н Саралидзе стал ректором, конфликты разгорелись в особенности очень.

Чрезвычайно плохая история случилась в 2015 г. с самым юным проректором по внеучебной работе и молодежной политике Александром Ведехиным, который «погорел» после заключений контрольно-ревизионной комиссии.

 Увольнение случилось быстро: г-н Ведехин ушел по своему желанию. Про это писал «АиФ».

 Однако руководитель Саралидзе упрямо опровергал связь ухода с поста проректора Ведехина с контрольно-ревизионными мероприятиями.

А г-н Ведехин нежданно » выплыл» в Министерстве образования и науки Россия в должности заместителя руководителя Департамента гос молодежной политики и воспитательной работе.

Александр Ведехин после резонансного увольнения «выплыл» в Министерстве образования и науки Россия

В итоге, г-н Ведехина оставил теплое место во Владимире. И перебрался в столицу!

Следом грянул новый скандал, еще больше звучный.

Студенты и педагоги института обвинили ассистента проректора Мориса Косяна в коррупционных преступлениях. Г-н Косян будто бы за вознаграждение проставлял зачеты и экзамены по предметам, на которых студенты никогда не являлись. Про это докладывала «Молва33».

Позже г-н Косян начал давить на педагогов. И даже пробовал их подкупить. В конечном итоге возникло письмо к ректору Владимирского государственного университета Анзору Саралидзе от президента Общероссийского публичного движения «За высококачественное образование» Валерии Зотовой.

Валерия Зотова просила ректора Саралидзе урегулировать положение дел с Морисом Косяном.

Похоже, что историю просто » заглушили», г-н Косян, кроме того, как и г-н Ведехин ушел по » своему желанию».

Более увлекателен и звучный скандал, который произошел весной 2017 года.

Следствие высчитало в громком деле 37 эпизодов взятки. В этих взятках обвинили доцентов кафедры «Психология личности и особая педагогика» Гуманитарного института института С. Малинину, А. Макарову и Е. Базалей.

По версии процессуального отдела Октябрьского р-на (руководитель – в то время — капитан Эдгар Серопян), факты получения педагогами взяток от учащихся будто бы не вызывали колебаний. 

Эдгар Серопян

Малинина, Макарова и Базалей, являясь членами государственной комиссии из 5 человек и имея перевес голосов будто бы за взятки влияли на показатели экзаменов. В деле имеются и обращения от учащихся, которые разоблачают алчных педагогов. Однако все обращения написаны вроде бы одной рукою.

Процессуальное управление Следственного комитета РФ по Владимирской области практически в следующем году заявило о окончании следствия. И передаче дела в прокуратуру и в суд. Однако это не случилось.

И лишь через некоторый период дело поступило в Октябрьский райсуд г. Владимира.

По какой же причине с данной продлением?

Одним из причин для возврата прокуратурой дела на дораследование явилась невнимательность следователя в работе с документами. А именно, с распоряжениями согласно заявлению индивидуального состава госкомиссий. Фамилии одной из фигуранток в принципе не было в распоряжении о составе комиссии на государственных экзаменах в 2015 году. Выходит, ни формально, ни практически эта преподавательница не могла быть членом комиссии, которая способна воздействовать на оценку. Из материалов дела исчезли показания некоторых очевидцев.

Был и очередной настораживающий факт: Малинина, Макарова и Базалей до объединения института с ВГПИ трудились вместе на кафедре «Особая педагогика». Кафедрой управлял доктор Александр Пальтов. Пост эта выборная. Однако на конкурсных голосовании большая часть отдало свои голоса за Малинину. Однако этот итог, вероятно, не устроил доктора. 

Г-н Пальтов не утаивал собственного желания возглавить новую кафедру. И закрутилась большая интрига. Местные средства массовой информации сообщали, что сотрудник следственных органов Эдгар Серопян и доктор Александр Пальтов являются родными: их супруги – Эльвира Пальтова и Мэри Серопян – сестры. Про это докладывало ИА «Томикс».

Впрочем, весной 2018 г. г-н Серопян убыл из Владимира в Ямало-Ненецкий АО, в город Надым, где возглавил процессуальный отдел.

Неуж-то руководитель Саралидзе был в стороне от этой одичавшей истории?

Да не был естественно. Вероятнее всего провожал в это время Серопяна в Надым.

Руководитель-предприниматель

И сейчас о неких, неректорских делах г-на Саралидзе, который, как говорит Руспрофайл, связан некоторыми ниточками со почти всеми ООО через ФГБОУ ВО «Владимирский муниципальный институт», а конкретно с Фондом развития ВлГУ, ООО «НПП»СП», АНО «Экоцентр» и др.

И здесь у г-на Саралидзе есть ценный ассистент-помощник при ректорате, некоторый Александр Люхтер, он же – основатель 5 различных компаний.

Если просмотреть биографию г-на Люхтера, можно выяснить, что некое время тому назад он подвизался в роли руководителя управления Департамента семьи и молодежной политики в Восточном административном окружении города Москва. Данная информация есть на интернет-ресурсе этого окрестность столицы.

 

Александр Люхтер

Что все-таки принудило г-на Люхтера переместиться из города Москва в провинциальный Владимир?

Вероятно, те широкие возможности, которые раскрылись перед ним в городе Владимире: это щедрые государственные контракты, которые получает Владимирский муниципальный институт через свое ООО «ИЦ при ВлГУ».

Обратим внимание на суммы — 350 0000, 300 0000, 422 000000, 1500 00000 руб.

Хорошие суммы?  Может из-за них возникает рвение предъявлять учащимся подобные «прайсы»?

Разве при таковых » заработках» стоит уделять свое внимание на всякие обидные мелочи, как-то: взяткодательство в стенках института, наглая грубость педагогов, угрозы (на ровненьком месте) об отчислениях?

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ