Диана Каледина – жертва «правоохранительного» прессинга либо махинаторша липового замещения импортной продукции?


  • Текст составлен по материалам сети Интернет. Нашими источниками являются крупнейшие интернет-издания и соцсервисы, в том числе которые размещают сведения как о событиях, так и информацию (в т.ч. компромат, скандалы) про политиков, госслужащих и бизнесменов, их биографии, информацию об их деятельности и деятельности подконтрольных им организаций. Подтверждение всем размещенным у нас материалам можно найти в сети.
  • Приглашаем к сотрудничеству по размещению новостей и рекламы всех заинтересованных лиц. Подробнее в разделах РЕКЛАМА и РАЗМЕЩЕНИЕ НОВОСТЕЙ.

Диана Каледина – жертва «правоохранительного» прессинга либо махинаторша липового замещения импортной продукции?

 

Диана Каледина – жертва «правоохранительного» прессинга либо махинаторша липового замещения импортной продукции?

Диана Каледина – жертва «правоохранительного» прессинга либо махинаторша липового замещения импортной продукции?

За 7 дней до Нового года, 24 декабря 2021-го, медиа, изученные редакцией «Компромат-Урал», запестрили новостями с колоритными заголовками типа «В столице России задержали металлическую леди российской индустрии Диану Каледину».

До случившегося, казалось бы, Диана Каледина смотрелась безупречным российским примером для подражания, сделав удачную коммерческую трудовую деятельность лишь за счёт своего труда. Из маленький петербургской компании, которые занимаются ремонтными работами оборудования, Диана Каледина сделала структуру с 2-мя промышленными площадками в Санкт-Петербурге, и заводом в Рязанской области, также с коллективными организациями с зарубежными станкостроителями — германской Hugo Reckerth GmbH и тайваньской Buffalo Machinery Co., Ltd.

Как писало издание «Деловой Петербург», «сейчас она практически возглавляет процесс возрождения российского станкостроения, являясь посредником меж заграничными технологиями и российскими производителями». Ничего не сулило неудачи. Может быть, так лишь кажется, а в действительности происходящие сейчас вокруг её личности действия являются следствием цепочки долголетних причинно-процессуальных связей и разногласий.

По мнению процессуальных органов в конце 2016 года компания Дианы Калединой, «Балтийская промышленная компания» (БПК) подписала договор с военным предприятием, – санкт-петербургским акционерным обществом «Научно-производственное предприятие «Сигнал» (государственный контракт № 1781151186616000004 от 19.12.2016 года по 44-ФЗ. Размер 14 925 000,00 руб. Предмет договора: «Поставка всепригодного металлообрабатывающего оборудования для механообрабатывающего участка в рамках реализации вкладывательного проекта «Техническое перевооружение компании для разработки и производства изделий» АО «НПП «Сигнал», который осуществляется в согласовании с критериями Общегосударственной мотивированной программы «Развитие оборонно-промышленного комплекса России на 2011-2020 годы»). В комплекса документов по конкурсу было чёрным по белому обозначено, что поставленное и смонтированное оборудование должно было иметь российское происхождение. Но, как заявляют представители органов охраны правопорядка, на самом деле оборудование оказалось китайским, на котором шильдики (железные таблички с нанесённой на них инфы об изделии) оказались заменёнными на российские, а техно документация оказалась сфабрикованным переводом с китайского.

Диана Каледина – жертва «правоохранительного» прессинга либо махинаторша липового замещения импортной продукции?

Сама Диана Каледина заявляет, что следствие ошибается, предъявляя в её адрес обвинения, совсем не надлежащие реальности. По её словам, оборудование было произведено в Российской Федерации, правда, с внедрением некоторых частей, приобретенных за границей. Но закупки исполнялись по всем правилам и оборудование признается произведённым в Российской Федерации, если процентное соотношение деталей укладывается в характеристики, опредёлёнными надлежащими нормативными документами. Будто бы экспертная проверка этого оборудования, проведённая Министерством промышленности и торговли, выяснила, что оно всецело соответствует всем требованиям законодательных документов для продукции, произведённой в России.

В числе прочего, Диана Каледина думает, что уголовное дело в отношении её сфабриковано, является заказным и направлено на обеспечение «рейдерского захвата» её компании, которая была создана ею с нуля, и являющейся очень удачной (в 2020 году балансовая выручка составила 1,8 миллиардов. руб., а прибыль 270 млн. руб.).

Куда не кинь – везде клин

Изучая версии обеих сторон, обширно обсуждаемые на данный момент в средства массовой информации и бизнес-обществе, мы пришли к очень удручающим заключениям.

С одной стороны, если права Каледина, что все-таки это выходит, предприятие, продукцию которого демонстрировали президенту и главу правительства Рф на интернациональной спец выставке «Металлообработка-2021» могут взять и отобрать. А собственницу и управляющего этого компании, удостоившейся долговременной диалоги с Михаилом Мишустиным, стенографическая запись которой приведена на интернет-ресурсе кабинета министров Рф, просто арестовывают, некоторое количество дней держат в КПЗ и, в конце концов, заключают под домашний арест.

Знакомые с реалиями российского коммерческой деятельности отлично знают, что пока главная фигура располагается под уголовным преследованием, обладателем её компании может стать кто-то иной. Методов с этой целью много, начиная от очевидной подделки документов, навешивания на компанию долгов, приводящих её к банкротству, и заканчивая «предложением» в духе дона Карлеоне, «от которого нереально отрешиться».

И, однако власти России, каждый раз на коллегиях органов охраны правопорядка в категорической форме уделяет свое внимание сотрудников правоохранительных органов на недопустимость такого воздействия в финансовую жизнь, реалии таковы, что это случается сплошь и рядом. И никакие ни руководители, ни премьер-министры им не указ.

С иной стороны, представим, следствие право. Тогда выходит, что, если компания, продукцию которой представляют высшим главам государства – президенту и/либо главу правительства под видом отечественной, занимается схожим жульничеством, это значит, что остальные компании делают аналогичное. Причём, в неимоверных масштабах и размер китайской продукции под видом, произведённой в Российской Федерации, громаден. Это значит, что БПК, которая разместила на первой страничке собственного веб-сайта изображение Владимира Путина, знакомящегося с произведёнными ею станками «российского производства», в действительности завозит станочное оборудование из КНР и Тайваня, разобранное на  узлы и некоторые детали. А потом на площадках в Санкт-Петербурге и принадлежащем Диане Калединой рязанском заводе «Саста», его собирают, меняют уникальные шильдики на российские, оформляют сертификат российского происхождения, и всё, «Мейд in Russia». Вот подобное замещение импортной продукции. Резонно появляются колебания в том, создают ли у нас в государстве в действительности хоть чего-нибудть.

Так что, как в древней российской поговорке, куда ни кинь – везде клин. При любом положении дел, и не принципиально кто прав, следствие либо Диана Каледина, в нашем настоящем промышленном секторе положение дел, вероятно, очень печальная.

Однако, по нашему мнению, имеет место положение дел, когда и следствие далековато не заблуждается, и Диана Каледина, в плане подразумеваемого рейдерского захвата, тоже права. Причём, чтоб осознать, кто заинтересован в получении контроля над её организациями, далековато ходить не нужно. Довольно поглядеть, кому принадлежит НПП «Сигнал». Верно, акционерному обществу «Автоматика», которое в свою очередь заходит в государственную компанию «Ростех». Мотив вероятных агрессивных действий тоже понятен. Ведь «Балтийская Промышленная Компания» — поставщик в 110 муниципальных договорах на сумму свыше 7 миллиардов. руб.

Вместе с тем из них, в статусе выполнения, находятся 33 государственного контракта в общей сумме свыше 2.8 миллиардов. руб. Есть чем поживиться, не правда ли? Так что, от кого поступит «предложение, от которого нереально отрешиться», полностью просматривается. Если оно уже не поступило. Всё-таки, есть большая разница меж домашним арестом и нахождением в СИЗО.

Связь науки с созданием либо обычный аферизм?

Как-то, в связи с уголовным делом, совершенно забылось, что Диана Каледина попутно возглавляет кафедру «Конструкторско-технологические инновации в производстве машин и оборудования» в Институте металлургии, машиностроения и транспорта Санкт-Питерского политехнического института Петра Величавого (СПбПУ, Политех). А в 2017 году она в составе научного коллектива получила премию кабинета министров Петербурга за выдающиеся показатели в области науки и техники. 22 марта 2018 года в Санкт-Петербургском политехническом институте прошёл промышленный форум «Передовые машиностроительные технологии». Его организовали Институт металлургии, машиностроения и транспорта СПбПУ, Альянс промышленников и бизнесменов Санкт-Петербурга и уже знакомая нам «Балтийская промышленная компания».  На форум были приглашены спецы свыше 70 производственных компаний, научных институтов и лабораторий для изучения современного состояния российского и мирового машиностроения, внедрения цифровых технологий и главных тенденций в развитии металлообработки и металлообрабатывающего оборудования.

А именно, участники форума не один раз ставили в пример действенного сотрудничества науки и производства работу Политеха и БПК. На коллективном щите были представлены показатели этой работы: определенные примеры деталей (выпускной коллектор, макет бесшумного гребного винта и иные), которые реализуются Общегосударственные мотивированные программы, которые были разработаны в коллективном конструкторском бюро технологии. Было подчеркнуто, что в работе щитов активное участие воспринимали юные работники СПбПУ.

Это вправду со стороны смотрится прототипом для подражания. Смотрится, если не знать подоплёку отношений СПбПУ и БПК. Нельзя сообщить, что лишь из-за этих отношений, некогда ведущая кафедра Политеха «Автоматы», превратившаяся, в процессе перемены всего высшего образования государства, в достаточно среднюю Высшую школу Автоматизации и робототехники, которая входит в Институт машиностроения, материалов и транспорта, но свою лепту в разрушение кафедры БПК, вероятно, занесла. Институт возглавляет Анатолий Попович, старый знакомый Калединой, а Высшую школу – Ольга Мацко. Она, по домыслам, ставленница бывшего заведующий кафедрой «Автоматы» Андрея Волкова, в силу возраста отошедшего от административной работе на пост доктора. В конечном итоге от известной в недавнем прошедшем кафедры остались, как заявляется, рожки да ножки.

Однако вернёмся к Диане Калединой, как примеру коллективной работе производства и ВУЗа с имитацией большой технической работы по инженерии станков. Конкретно имитацией, другого слова тут не подобрать. Взаимодействие Политеха с БПК началось с того, что Дианой Евгеньевной были доставлены в Политех некоторые узлы разных функциональных станков для их разборки, производства чертежей и многофункционального описания всех устройств и деталей, в целях сотворения технической документации на российском языке.

Для подготовки документации употреблялся труд учащихся, а вот отличных наставников было не много, потому по началу техно документация выходила так для себя. В принципе-то, если изучать эту затею исходя из убеждений процесса обучения – это было реализовано отлично, но исходя из убеждений сотворения чего-то нового и, тем паче, собственного – это полнейший бред, фикция. Для сотворения нового необходима сплоченная команда инженеров-конструкторов и размеренное выделение денежных средств. Однако, в критериях мощного отставания Рф за прошедшие три 10-ка лет в производстве станков и в общем тяжелом машиностроении (пожалуй, не считая атомного), и подобное решение трудности было применимым.

Красивая мысль взаимодействия передовой индустрии с наукой, к несчастью, не привела к созданию юный серьёзной команды на базе сделанной Высшей школы автоматизации и робототехники, да ещё под управлением Ольги Мацко, выходца из холодильного института, не имеющей отношения к традициям Политеха. Ни при каких обстоятельствах не хотя оскорбить Ольгу Николаевну, обязаны подчеркнуть, что спецы высказываются о ней не так чтобы лестно: «слабенькая в автоматизации, и ничего не соображающая в роботизированной технике».

Цель была поставлена добрая – замещение импортной продукции, другими словами изготовка оборудования, привозимого до этого из-за рубежа на её предприятиях, а вот было ли оно в действительности, это на данный момент большой вопрос.

Думается, что у органов охраны правопорядка, если они вправду радиво сделают своё дело, найдутся вопросы и ней, и к Анатолию Поповичу, и к Андрею Волкову.

Тем паче, не за горами ещё один скандал родом из Липецкой области, предсказывает корреспондент СМИ «Наша версия» Семён Калинин в публикации «Шесть месяцев от общегосударственной известности до задержания». Одно предприятие из города Ельца при помощи Санкт-Питерского  Центра независимой проф экспертные исследования «Петроэксперт» уже 3 года неудачно судится с БПК на точно аналогичную тему, что сейчас следствие предъявляет Диане Калединой. Даже сумма заявления у них похожа сумму договора с НПП «Сигнал» — 14 млн. 690 руб. При этом, юрисконсульты у БПК не напрасно собственный хлеб кушают, «догнали» заявителей уже до Верховного суда. Ну, так ведь завод «Елецгидроагрегат» не заходит в структуру «Ростеха», констатирует господин Калинин.